Александр Сидоров

Грюнер Вельтлинер: изюминка Австрии

Сорт, который позволял бы создавать в полном смысле слова уникальные вина.

Всякая винодельческая держава, претендующая на серьёзные позиции в винном мире, стремится найти такой сорт винограда, который стал бы своего рода иконой стиля. Сорт, который позволял бы создавать в полном смысле слова уникальные вина. Например, для Бургундии таковым, несомненно, является Пино Нуар, для Пьемонта – Неббиоло, для Германии – Рислинг, для Чили – Карменер, для Австралии – Шираз, для Венгрии – Фурминт, для Грузии – Саперави и т.д. Для Австрии, чей винодельческий потенциал сегодня уже ни у кого не вызывает сомнений, иконой стиля по праву считается Грюнер Вельтлинер.

О происхождении этого сорта сегодня мало что известно. Новейшие исследования в области генетики указывают на его отдаленное родство с Траминером. С другими «родителями» дело обстоит сложнее. Впрочем, здесь есть некоторые предположения. Так, в 2006 году в окрестностях поселения Санкт Георген в Бургенланде обнаружили неизвестную пятисотлетнюю лозу, которую назвали по месту находки. После соответствующих анализов ученые пришли к выводу, что St. Georgen с достаточно большой степенью вероятности может претендовать на «отцовство» легенды австрийского виноделия. По поводу других ближайших родственников сказать нечего. Так сходство с Ротер-, Браунер- и Фрюротер Вельтлинерами ограничивается лишь частичным совпадением названий. 

Грюнер Вельтлинер существует на Дунае очень давно. Возможно, его культивировали ещё древние римляне, стоявшие лагерями в Паннонии и на Дунае. Но полностью в этом нельзя быть уверенным – современное название прослеживается только с середины XIX столетия. Тем не менее, этот сорт настолько хорошо адаптировался к местным природно-климатическим условиям, что с полным основанием может считаться австрийским автохтоном. Более того, за пределами Австрии его не найти, прежде всего потому, что больше нигде в мире из него не удается получить что-то более или менее приличное. 

На сегодняшний день Грюнер Вельтлинер является самым распространенным белым сортом в Австрии. Он занимает примерно третью часть всех площадей виноградников – больше, чем все остальные белые сорта вместе взятые, – и, судя по тенденциям последних лет, эта цифра не может считаться окончательной. Основные посадки расположены в северной части страны – в регионах Вайнфиртель, Кампталь, Кремсталь и Вахау. Однако его лозы можно встретить и в окрестностях Вены, и даже в северной части Бургенланда, но это скорее исключение.

Грюнер Вельтлинер созревает довольно поздно. Видеале ему нужна долгая сухая осень, чтобы набрать необходимую кислотность, ароматичность и сахаристость. Кроме того, он чутко реагирует на терруар и способен передавать винам его малейшие оттенки.

Например, на лёссовых почвах Нижней Австрии Грюнер Вельтлинеры обретают насыщенность и яркий темперамент, немного сдобренный прянофруктовыми и минеральными нотками. На глинистых почвах долины Дуная, напротив, становятся тельными, довольно плотными, густыми, а в жаркие годы даже несколько грубоватыми. Но, в любом случае, они остаются узнаваемым из-за пикантных цитрусовых, и цветочных тонов, а также характерной перечной ноты в ароматах. Свою роль играют и климатические особенности тех или иных областей. Например, в Вайнфиртеле доминирует прохладное атлантическое влияние. Поэтому местные вина получаются очень сухими и свежими. В Вахау, напротив, имеет место изобилие тёплого воздуха из Паннонии. Кроме того, мощное влияние на микроклимат оказывает Дунай. В результате в ароматах образуется больше спелых сладких фруктов и насыщенных цветочных нот.

Грюнер Вельтлинер позволяет создавать вина практически всех типов – от свежих и лёгких, с хрустящей минеральностью и нервной кислотностью extra dry, до полнотелых, густых и насыщенных натурально-сладких, в том числе из ботритизированного и «замороженного» винограда. Он бесконечно разнообразен в тихих версиях и достаточно убедителен в виде игристых зектов. Он одинаково хорошо переносит выдержку в стали и в дубовой бочке, невероятно привлекателен в молодости и великолепен в благородной старости. На такое способны лишь немногие истинно великие сорта, такие как Рислинг, Шардоне, Совиньон или Пино Блан.

Конечно, здесь многое зависит от мастерства винодела. Не так давно мне довелось присутствовать на потрясающей дегустации Грюнер Вельтлинеров, одновременно горизонтальной (по регионам) и вертикальной (по миллезимам). Она была организована в знаменитом монастыре Клостернойбург неподалеку от Вены. Дегустацию открыло вино 2008 года из подвалов того же монастыря, очень фруктовое в носе, деликатное во вкусе, где нотки персика гармонично сочетались с осторожной кислинкой. «Нежную» тему продолжили вина 2007 года от Huber Marcus (Трайзенталь), 2005 года от Ott Bernhard (Ваграм) и 2004 года от Setzer (Нижняя Австрия). В первом запомнился яркий аромат тропических фруктов, спелой груши и пряностей (особенно, корицы) и достаточно сладкий вкус при остаточном сахаре 3,5 г/л. Во втором образце сахар оказался почти на полтора грамма выше, однако хорошая кислотность удачно ее уравновесила, создавая впечатление большей сухости. В довольно строгом аромате отчетливо звучала минеральная нота – у Бернарда старые виноградные лозы растут на лёссовых почвах, прикрывающих мощные базальтовые выходы, что даёт соответствующий результат. Третий образец, может быть, самый женственный из первой четверки, с легким телом и звучным вкусом кисло-сладкой горной кураги. Понятное и, вместе с тем, совершенно очаровательное вино.

Последним представителем третьего тысячелетия стал резервный Грюнер Вельтлинер 2001 года от Alzinger (Вахау) с роскошной цветочной волной, в которую вплетались нотки ананаса и корицы. Высокая спиртуозность (14,5%) оказалась надежно укрыта не только цветами, но и высоким остаточным сахаром (7,5 г/л). Яркое, тельное, питкое вино, пожалуй, одно из самых примечательных во всей дегустационной линейке.

Девяностые годы прошлого века были представлены поистине фундаментально как в отношении миллезимов, так и в отношении производителей: вина 1999 года от Proidl (Кремшталь), 1997 года от Salomon Josef (Нижняя Австрия), 1995 года от Brаndlmayer (Кампталь), биодинамический образец 1991 года от Nikolaihof (Вахау) и смарагд 1990 года от Hitzberger (Вахау). Вино из долины Кремса оказалось довольно сдержанным, за ароматом зелёного яблока в нём постепенно открывается мокрый сланец. К сожалению, во вкусе ощущается некоторая сернистость. Следующий образец, напротив, заметно выделялся множеством цветочных оттенков, а свежая яркая кислинка с цитрусовым окончанием лишь усилила ощущение гармониии и равновесия. На пути к вершине его остановил только Грюнер Вельтлинер от Брюндльмайера – удивительно гармоничный, насыщенный, полнотелый, выразительно минеральный, с изящными ароматами айвы, кураги и медовой груши. Два вина из Вахау явили собой совершенно противоположные полюсы регионального виноделия и, в сущности, две самодостаточные энологические концепции. Образец от Хитцбергера оказался очень концетрированным в ароматах, где наряду с уже привычными сухофруктами и медовой грушей появилась тонкая нотка рансьо в окружении животных тонов. Для столь почтенного возраста он всё ещё обладает прекрасной формой, но хранить его, пожалуй, больше не стоит.

Биологический Грюнер Вельтлинер значительно более сдержанный, даже аскетичный в носе, сохранил удивительную свежесть во вкусе и продемонстрировал внушительный потенциал старения. Сегодня дискуссии по поводу биодинамического виноделия ещё далеки от завершения, но такой пример несомненно способен усилить позиции сторонников экологических методов ведения хозяйства. Под занавес дегустации организаторы предложили три подлинных раритета: Грюнер Вельтлинеры 1986 года от Mantlerhof (Кремшталь), 1979 года от Hiedler (Кампталь) и 1968 года от Domaine Wachau (Вахау). Первый обладает поистине барочной фактурой. Здесь есть мёд, сухофрукты, сушёные грибы, орехи, льняное масло, перечная мята и многое другое. Отличная кислотность лишь усиливает впечатление от замечательного вкуса и бесконечного послевкусия с теми же нотками рансьо. Двадцать три года – не предел! Напротив, вино из Кампталя оказалось явно на спаде. В ароматах ещё угадывается рансьо, но оно все больше подавляется неприятным тоном «сырого подвала». Если бы на нём закончилась дегустация, можно было бы подумать, что три десятилетия для Грюнер Вельтлинеров возраст почти предельный. Но роскошный образец из Вахау существенно отодвинул эту границу. Тягаться с молодыми ему, конечно, не под силу - для этого вину уже не хватает ни мощи, ни тела. Зато у него есть то неповторимое очарование, которое так пленяет истинных ценителей породистых вин. 

Это в лучшем смысле слова ино для медитации и неспешных размышлений о суетной бренности мира.


О проекте|Реклама на сайте|Обратная связь