Ольга Красногор

Роберт Гулиев

Украинское хозяйство “Вина Гулиевых” - семейное предприятие, созданное в 2005 году по инициативе Роберта Гулиева, представителя известной винодельческой династии и производителя первого украинского авторского вина “Вина Гулиевых”. В конце сентября группу московских журналистов пригласили в Одессу, чтобы поближе познакомиться с одним из перспективных украинских виноделов и продегустировать его вина. И сегодня я предлагаю поговорить о феномене человека, который, имея за плечами советское прошлое, сумел сберечь генетику выдающегося винодела и удивительный художественный вкус, что проявляется во всём, к чему бы ни прикасался Роберт Гулиев.

Роберт, сегодня Вы создаете авторские вина, ярко демонстрирующие генетический талант рода Гулиевых. Расскажите о своей семье.

По линии отца у меня глубокие “виноградные” корни. Дед Вартан – отец моего отца – родился в Кахетии, был виноградарем, виноделом и при этом имел образование финансиста – согласитесь, очень хорошее сочетание. Моя бабушка всё время хотела переехать в Украину и однажды ей удалось вернуть семью в Одесскую область. Мой отец работал бригадиром виноградарей в “Большой Долине”, потом его заметили, и он стал главным агрономом в Днестровском районе, затем – директором совхоза “Степное” и, далее, ещё совсем молодым, – руководителем “Винтреста”, который объединял 64 совхоза. Отцу сейчас 76 лет, и он до сих пор работает, причём, когда мы иногда заходим к врачам (для профилактики), доктор говорит: “Я гарантирую, с Вами будет всё в порядке, пока работаете. Как только измените биоритмы, – я не ручаюсь”. А ему только это и надо. Он приходит на работу, во всём принимает активное участие. При этом и все члены семьи, и все те, кто работает под его началом, – все чувствуют себя детьми.

Чем сегодня заняты Ваши дети?

Моя дочь работает администратором в бизнес-центре. Подумываем о создании клуба иностранного языка для детей по системе Монтессори. А сын учится в Австрии. Я хочу, что бы он стал маркетологом, который сможет выгодно продавать всё, кроме родины (смеется). Сегодня продать вино гораздо сложнее, чем произвести. 

А Вы сами легко пришли в виноделие?

Очень сложно. Мой отец знал всю подноготную этого бизнеса и говорил: “Сынок, это очень опасная профессия, все ходят по лезвию ножа”. Но сначала он влюбил меня в это дело – я видел, как его уважают, набирался знаний рядом с ним. Я хорошо закончил школу, а когда выпустился, отец был категорически против того, что бы я стал учиться на винодела. Тогда я, как и мой брат, пошёл в артучилище, три года там отстрелялся, стал троекратным чемпионом училища по борьбе. Но после третьего курса комиссовался (у меня была проблема с позвоночником) и поступил на винфак технологического института... Так я пришёл в виноделие и счастлив, ведь занимаюсь тем, что мне нравится. Мне тысячу бизнесов предлагали и предлагают, но надо заниматься тем, что любишь. Только тогда можно получить конкурентные преимущества, потому что кумовские штучки уже заканчиваются и дураков бизнес не терпит.

Роберт, расскажите, пожалуйста, о философии Вашей винодельческой семьи.

Мы живём в прекрасной стране, на богатейшей земле и у нас есть все основания говорить о высоком потенциале для виноделия и утверждения винной культуры в Украине. В принципе, для нас как граждан, важна именно культура. Это наша мечта — страна, где живут здоровые люди, которые ценят хороший вкус и гордятся плодами своей земли. Почему из всех вин только сухое является визитной карточкой развитой культуры? Всё просто, с сухим вином — всё очень сложно! Дело в том, что изза низкого содержания сахара, в нём нельзя спрятать ни одного изъяна, здесь сладость не маскирует ошибки винодела. В нём будут видны все возможные просчеты, начиная с неудачного выбора места под виноградник и заканчивая нарушением уровня влажности воздуха в цехе выдержки. Производство сухого вина требует высочайшей культуры виноделия! И для нас стало делом чести — создать местное сухое вино, способное достойно представить Украину в высшей лиге винных держав. Ведь довольно странно, пытаться создавать свою культуру, когда её базовый элемент завозится из-за границы!

Для нас это выглядит как “бутлегерство” — выпускать вино под своей маркой, а виноматериалы покупать у другого производителя. И мы решили, что пришло время начать писать новую историю украинского виноделия.

Основа успеха, это Ваши виноградники?

Древнее винодельческое прошлое земель всегда точно свидетельствует о существовании не менее древней культуры. Нам повезло с историей нашего региона. Древние греки высаживали тут виноградную лозу задолго до появления знаменитых сегодня мировых винодельческих центров. Вина этой земли, возможно, пробовали еще Овидий и Геродот!

Немецкие, русские, французские, армянские виноделы последние двести лет делали свои вина на наших землях . Теперь и мы нашли место с уникальным микроклиматом, между побережьем Чёрного Моря и Днестровским лиманом, где в 1998-1999 годах на 1000 гектарах были заложены виноградники нашей семьи.

Есть ли, на Ваш взгляд, технологические отличия производства авторских вин от массовых?

Самое важное после уборки урожая — как можно быстрее доставить его на завод. Если ягода пустит сок по дороге, то естественный ветровой обдув мгновенно приведёт к окислению важнейших элементов сока, и чем дальше завод от виноградников, тем меньше в исходном материале останется природных микроэлементов и аминокислот. Поэтому наш завод, стоит точно в центре наших виноградников (по принципу французских шато). Любая гроздь, срезанная в самом дальнем уголке виноградника, попадает на производство не более чем через 20 минут. Это рекорд, даже по европейским меркам. Мы начинаем работать с практически неповрежденной гроздью. Хорошее вино весьма деликатный напиток. Именно поэтому оно уместно практически в любой ситуации. Но эта деликатность, изысканность не просто легенда или маркетинговый штамп. Это производственная необходимость. Если раньше мы заботились о том, чтобы сохранить целой каждую виноградину, то теперь наступил момент извлечь из неё будущее вино. У нас эту деликатную работу выполняет пресс французской фирмы Vaslin Bucher. Нам очень нравится слоган этой компании: “Вина — это хрупкое равновесие, между землёй, многовековыми традициями и ноухау”. Прекрасная мысль, подтвержденная прекрасным инженерным решением. Пресс Vaslin Bucher — универсальный инструмент для подготовки сока. Здесь можно настаивать сок на мезге, для красных вин, или на мюсте — для белых, можно регулировать температурный режим, программировать различные параметры давления и герметичности, изготавливать малые партии вин, словом, осуществлять любые профессиоальные замыслы.

Вы выдерживаете свои вина в дубе?

Термин “зрелость вина” имеет совсем не образное значение. Покой и время необходимы ему для достижения сбалансированности свойств. Обычно этот процесс принято называть выдержкой в нейтральной среде, но для себя мы решили считать “выдержкой” только период пребывания нашего вина в дубовой бочке. Тем не менее, этап стабилизации для “Вин Гулиевых” обязателен. Только после нескольких месяцев стабилизации в винах проявляется их подлинный, полный букет. Кроме того, здесь происходит отборка партий. Слово Select, которое Вы можете увидеть на этикетках наших вин, говорит о том, что из нескольких партий, например, Шардоне, мы выбираем лишь одну. Остальные либо продолжают находиться на стабилизации до улучшения, либо реализуются, как виноматериал для многих других украинских компаний. Дубовая бочка — второй символ нашей профессии. Прежде чем создать собственную традицию выдержки, мы много лет экспериментировали с французскими, португальскими, венгерскими и американскими дубовыми барриками. Все они дали неплохие результаты. Главным фактором, влияющим на успехи в выдержке, мы считаем качество и возраст самой бочки. А структура и происхождение древесины сообщают вину лишь разные оттенки. Важнее другое — через три, максимум пять лет, любая бочка перестает работать, и тощим становится сам аромат выдержки в вине. Поэтому нам приходится следить за результатами каждого баррика и заранее готовить замену истощившимся. Вообще, выдержка только кажется самой спокойной частью нашей работы. Сотни барриков в несколько ярусов требуют ручной работы по контролю качества выдержки в каждом из них. Зато именно работа с бочкой может привести его к самым серьезным профессиональным выводам, она учит винодела работать на перспективу, благодаря ей, мы лучше понимаем природу изменений вина во времени. Мы выдерживаем вина в аэрированном помещении с искусственным климатическим режимом. Красные вина 12 месяцев, а белые — 9. Сегодня наше хозяйство производит две линейки вин- Select и Reserve. Первая выдерживается исключительно в ёмкостях из нержавеющей стали. Для создания второй используются новые дубовые бочки (возраст от 1 до 3 лет).

Планируете ли Вы создать что-то новое в области виноделия?

Я уже делаю – это авторское вино. Для нашей страны это пока непонятная вещь, потому что все бренды раньше были советскими, никому не принадлежащими – не было же вина Щербицкого или вин Брежнева. Но если на любом более-менее правильном мировом вине не стоит фамилия автора, – этому вину не доверяют. Это вино – столовое. Приличное, но не великое. На этикетках моих вин “резерв” стоят моя подпись и подпись отца. Этим самым я гарантирую качество. Это не просто PR-ход, а то, что наделяет продукт душой. Поэтому планирую расширять бренд. На саму марку “Вина Гулиевых” уходит пока 5% от общего производства виноматериалов. 95% мы продаём другим заводам. Но в перспективе, надеюсь, ситуация будет меняться.

 

 


О проекте|Реклама на сайте|Обратная связь