Елена Громова

Бернар Магре

 

Господин Магре, мы рады вновь Вас видеть в Москве. Что послужило причиной Вашего нынешнего визита?

Я хотел лично представить в России коллекцию моих вин. Поскольку эти виноградники на 100% принадлежат мне, я весьма заинтересован сам рассказать об особенностях каждого терруара, об истории каждого виноградника, о трудностях в работе и об успехах, которых удалось достичь. Уверен, что всё это чрезвычайно важно для понимания вина.

Уточните, пожалуйста, какое количество виноградников принадлежит Вам и в каких именно странах? В прессе появляются разные данные о размерах Вашей империи.

Всего их 37. Во Франции, помимо Бордо, на юге - в Лангедоке, Руссильоне, Провансе. В Испании - в Приорате и Торо, в Португалии - в долине Дору, а также в Уругвае, Аргентине, Чили, в США - в долине Напа, в Марокко и Японии. Несколько лет назад мне принадлежали 95% виноградников в китайском хозяйстве (5% находились в собственность КНДР). Там, на берегу Восточно-Китайского моря, мы делали очень хорошие вина на основе итальянского Рислинга. Этот сорт прекрасно прижился в местных условиях и давал просто замечательные результаты. Дело шло весьма успешно в течение 4-5 лет, но затем я столкнулся с проблемами, которые были связаны с административными структурами, и этот проект, в конце концов, пришлось закрыть - к сожалению.

Вы приглядывались к виноградникам в Германии, Италии и, насколько я знаю, интересовались крымским виноделием. Вы как-то продвинулись в этом направлении?

Что касается Германии, то там, на мой взгляд, получаются необыкновенно интересные Рислинги, особенно на Рейне и Мозеле. Для меня этот регион очень перспективен, но в нашем ассортименте белых вин предостаточно, поэтому о покупке конкретных терруаров речь пока не идет. Три года назад я активно искал подходящие виноградники в Италии, и в эту страну собираюсь обязательно вернуться. Но всё дело в том, что заинтересовавшие меня терруары в Бол-гери и Маремме купить чрезвычайно сложно. Приезжал я и на Украину, заручившись поддержкой тогдашнего президента Виктора Ющенко. Посетил знаменитую Массандру, побывал на виноградниках и в подвалах. И пришёл к мнению, что в Крыму можно делать исключительные вина. Но Ющенко покинул свой пост, и дело застопорилось. Что делать? Такова жизнь.

Кажется, Вы как-то обмолвились и о намерениях приобрести виноградники в России, в Краснодарском крае. Возможен ли подобный проект, или Вы отказались от этой идеи?

Нет, я вовсе не отказался от самой идеи. Между Бордо и Краснодаром на моём самолете три с четвертью часа лёта, что существенно меньше чем, скажем, между Бордо и Аргентиной. И многообещающие терруары, уверен, найдутся.

Но я заинтересован в небольшом предприятии, где можно было бы делать малым тиражом вина особенные, штучные, с индивидуальным характером. Таком предприятии, где я смог бы сам принимать решения и по сортовому составу, и по дате и срокам сбора урожая, и по техно-логиям винификации. Мне как-то показывали огромное хозяйство в 10 000 га и просто замучили советами как вести дело. У каждого, с кем я говорил, было своё мнение, на котором человек настаивал.

Вино - вещь не объективная, а весьма и весьма субъективная. И я бы хотел, чтобы мои вина были такими, какими вижу их я. Такими, какими я их чувствую. Вино должно выражать концепцию одного человека, в данном случае мою, а не воплощать взгляды десятков людей с разными представлениями о прекрасном. Таково моё мнение.

Расскажите, пожалуйста, о Вашем совместном предприятии с Жераром Депардье, где каждый из вас владеет 50% акций. Как Вы управляете всем этим хозяйством? Как принимаете решения?

Сначала я хотел бы ска¬зать о самом Жераре Депардье. Он человек особенный, с открытым сердцем и ранимой душой. Человек редкой породы. У него много проблем: и со здоровьем, и с женой, и с Кароль Буке, и эта трагедия с сыном... Он всегда переполнен эмоциями. Мы созваниваемся раз в дватри дня, он делится со мной своими переживаниями и радостями. Говорит, говорит, говорит. и вдруг: "Извини меня, извини. Останавливай меня, пожалуйста, я очень много болтаю". Но я всегда рад его выслушать и хоть чем-то быть ему полезен. Это что касается человеческих отношений. В плане же работы мы обсуждаем такие важные моменты, как сроки сбора урожая, совместно принимаем решение по поводу ассамблирования вин. Наше совместное предприятие называется "Ключ к терруару" и объединяет несколько виноградников - в Бордо и в Лангедоке-Руссильоне. Мы им дали символичные имена: "Решительный человек", "Спокойствие", "Доверие", "Моя правда". В ближайших планах - представить вместе с Депардье вина с этих виноградников в России.

Великие Гран Крю Бордо продаются по баснословным ценам. Как Вы считаете, оправданно ли это? Ведь Ваш девиз - "высокое качество по разумным ценам"?

Возьмём, к примеру, Шато Латур. Производство всего 180 тысяч бутылок в год. Это так мало, что оно будет востребовано всегда и по любой цене. То же самое можно сказать о любом из пяти великих замках Бордо. Это легендарные, статусные вина, и людей, которые хотят прикоснуться к легенде, к истории, гораздо больше, чем самих вин. И их число, учитывая быстрое развитие экономик многих стран, постоянно растёт. Чего нельзя сказать об объёмах Великих вин. Люди, обладающие большими финансовыми возможностями, всегда желают подчеркнуть свой статус, приобретение такого вина льстит их самолюбию. Это заложено в природе человека. У меня есть магазин в Куршевеле, и желающих приобрести эксклюзив, будь то французы, русские, японцы, шейхи из Эмиратов, всегда хватает. Так что цены на Великие вина вряд ли опустятся.

Значит это больше элемент престижа, нежели вино для удовольствия?

Всё-таки, и то и другое. Конечно, для людей важно то, что я называю "магией этикетки", брендом, если хотите. Картье выпускал в разные годы часы с индивидуальными номерами. Люди и сейчас с восторгом приобретают модели 30-х, 40-х, 50-х, 60-х. Стать обладателем часов под номером 1201, например, - увлекательная игра, которая является частью нашей жизни. Это сама жизнь.

Согласно опубликованным в последние годы статистическим данным, французы стали пить всё меньше вина. Так ли это на самом деле, и в чём кроется причина?

Я дарю людям новые вкусы, новые терруары, новые вина!
Здесь необходимо уточнение. И существенное! Спад потребления вина во Франции - это снижение потребления вина по цене один-два евро. То есть французы стали пить меньше дешёвого вина. Они хотят продукт более качественный - в ценовой вилке 4-5 евро. Потребление, безусловно, снизилось, но вина, несомненно, стали добротнее. Так происходит не только у нас. Та же тенденция наблюдается и в Испании, и в Италии. Лучше меньше - да лучше. Озабоченность людей во всём мире своим здоровьем, качеством своей жизни также сыграла не последнюю роль.

То есть французы, надо надеяться, не перейдут окончательно на виски? Ведь Франция занимает первое место по потреблению шотландского виски в Европе?

Так оно и есть на самом деле. Виски стали пить во Франции с 1945 года. С приходом союзнических войск французы переняли и некоторые англо-саксонские традиции. А в 50-е и 60-е годы виски стал модным напитком, кстати, тоже своеобразным символом высокого статуса. Но как бы там ни было, французы никогда не от-кажутся от вина.

Как Вы охарактеризуете современный стиль вина? И согласны ли Вы с тем, что в последние несколько лет вкусы потребителей изменились?

Совершенно очевидно, что вкусы меняются и идёт смена стилей. От насыщенных, мощных, структурных вин мы движемся к винам лёгким, чистым, минеральным. Но, знаете, ведь мода переменчива. Вы, наверное, замечаете, что на подиумы возвращаются тенденции 60-х или 70-х, или 80-х. Я вижу сегодня, что дамы носят туфли, напоминающие обувь конца сороковых годов. Так и в мире вина. Лет через пять непременно заговорят о другом стиле.

А сам господин Бернар Магре поклонник какого стиля?

Каждый мой замок - произведение искусства. Мне нравится лёгкий воздушный стиль совре-менных вин. Но в какие-то моменты я, несомненно, отдам предпочтение винам с хорошим телом и богатой палитрой вкусов, винам сложным и элегантным. Таким, как наша Paciencia из Торо. Я думаю, такие вина будут пить всегда - они вне моды. В нашей линейке есть представители, и того и другого стиля, и я считаю это правильным.

Можете ли Вы назвать свои лучшие виноградники за пределами Франции?

Приорат. И ещё раз Приорат. Земля здесь родит хорошо структурированные, сильные и невероятно элегантные вина с серьёзным потенциалом. Скажу вам больше. Бордоское Гран Крю Chateau Pape Clement и вина Приората вполне сопоставимы по качеству и экспрессии, и в зависимости от года урожая они на равных могут конкурировать друг с другом.

Вы давно и успешно работаете с Мишелем Ролланом. Свидетельство тому - Pape Clement 2005, вино, получившее почти невероятные 100 баллов Роберта Паркера. Какие именно Ваши хозяйства консультирует известный всему миру энолог и в чём конкретно заключается его участие?

Мишель Роллан консультирует все бордоские поместья, хозяйства в Лангедоке, Руссильоне и в Калифорнии, в Долине Напа. Человек он очень занятой. Представьте, у него собственные виноградники в Бордо, совместные предприятия в других странах и десятки клиентов по всему миру. Нам он даёт рекомендации по срокам сбора урожая, длительности мацерации и особенностям винификации. Он также участвует в принятии решения о структуре ассамбляжа, что крайне важно. Удачно составленный ассамбляж передает неповторимый характер кон-кретного терруара и конкретного миллезима.

На дегустации Вы представляли весьма необычное вино из Вашего марокканского хозяйства, которое вряд ли можно отнести к одному из современных стилей. Эта была Kahina с нежной сладостью халвы во вкусе. Сейчас в Африке неспокойная обстановка. Что Вы думаете по этому поводу?

Я не знаю, как будет развиваться ситуация. Президент Мубарак вынужден был оставить свой пост. В Ливии боевые действия, Каддафи действует жестко и решительно. Как это всё скажется на регионе в целом? В Марокко у меня есть поддержка в лице короля Мохаммеда VI. Но я не прорицатель. Я - бизнесмен и понимаю, что риски высоки.

Как Вас называть, господин Магре? Собирателем терруаров, коллекционером замков или исследователем новых територий?

Мне нравится открывать новые терруары, которые могут дать редкие по своей индивидуальности и качеству вина. Вина, способные удивлять. Новых вкусов, новых ощущений, новых стран - думаю, именно этого ждут от меня поклонники вина.


О проекте|Реклама на сайте|Обратная связь