Любимое вино агента 007

Но это было давно. А в наши дни это поместье создало себе, по справедливому замечанию Роберта Паркера, "большую армию поклонников среди энтузиастов Сент-Эмилиона", поскольку производит вино "c очаровательным, мягким стилем".

Убер де Буар де Лафоре родился в 200 метрах от замка Angelus, в доме своего деда, а в семь лет уже собирал виноград. Сегодня он не только владелец Chateau Angelus и нескольких других винных поместий, а еще и президент совета вин Сент-Эмильона, президент регионального совета INAO (Institut National des Appellations Control-lee), вице-президент Жюрада Сент-Эмильона. Для "Винной карты" он согласился поговорить о своей семье, новых приобретениях, своей страсти к новаторству, сокровенных мечтах и личных амбициях, которые после 25 лет руководства Chateau Angelus, так и остались не удовлетворенными.

Трудно ли, на Ваш взгляд, сделать хорошее вино?

Нет, не очень. Важен участок, сорт винограда и человек, который любит то, чем он занимается, и представляет, каким будет это вино. Самые непереносимые люди - те, которые убеждены в своей правоте и десятилетиями не меняют технологий, не корректируют свои взгляды с запросами сегодняшнего дня.

Вы руководите производством вин Chateau Angelus вот уже четверть века. Что Вы делаете, чтобы обеспечить качество ваших вин?

Прежде всего, мы слишком поздно, по мнению соседей, собираем виноград. Самым старым нашим лозам 85-90 лет, они дают очень небольшой урожай, но мы сохраняем их в память о прежних владельцах поместья, наших предках, ведь моей семье замок принадлежит на протяжении семи поколений. Особенно мы гордимся нашим виноградом Каберне Фран: когда он созревает, то становится черным, как икра! Зрелость Каберне Фран даёт вину его силу и богатство ароматов. Такое же большое количество Каберне Фран содержит в Бордо только вино Chateau Chaval Blanc.

Что нового Вы привнесли, когда получили право распоряжаться поместьем по своему усмотрению?

В 1985 году я с помощью Мишеля Ролана, моего друга и сокурсника по университету Бордо, установил в погребе стальные чаны с контролируемой температурой брожения и новые бочки, в которых мы стали проводить малолактическую ферментацию и выдержку вин. Позднее мы привнесли такое новшество, как выдерживание на осадке, двойную экстракцию... Меня кстати, за эти практики в своё время много критиковали, в том числе и в семье, ведь это была огромная инвестиция в вина Angelus! К примеру, мой отец никогда не использовал бочки для выдерживания вина, его сразу переливали из цементного чана в бутылки... Однако с тех пор наши вина стали более сложными и структурными, при том, что в них сохранилась фруктовость, сопутствующая предыдущим винтажам. В 1987 мы одними из первых запустили второе вино Carillon d'Angelus, оставив только лучшие ягоды для первого вина.

Прежде всего, мы слишком поздно, по мнению соседей, собираем виноград. Самым старым нашим лозам 85-90 лет, они дают очень небольшой урожай, но мы сохраняем их в память о прежних владельцах поместья, наших предках, ведь моей семье замок принадлежит на протяжении семи поколений. Особенно мы гордимся нашим виноградом Каберне Фран: когда он созревает, то становится черным, как икра! Зрелость Каберне Фран даёт вину его силу и богатство ароматов. Такое же большое количество Каберне Фран содержит в Бордо только вино Chateau Chaval Blanc.

Что нового Вы привнесли, когда получили право распоряжаться поместьем по своему усмотрению?

В 1985 году я с помощью Мишеля Ролана, моего друга и сокурсника по университету Бордо, установил в погребе стальные чаны с контролируемой температурой брожения и новые бочки, в которых мы стали проводить малолактическую ферментацию и выдержку вин. Позднее мы привнесли такое новшество, как выдерживание на осадке, двойную экстракцию... Меня кстати, за эти практики в своё время много критиковали, в том числе и в семье, ведь это была огромная инвестиция в вина Angelus! К примеру, мой отец никогда не использовал бочки для выдерживания вина, его сразу переливали из цементного чана в бутылки... Однако с тех пор наши вина стали более сложными и структурными, при том, что в них сохранилась фруктовость, сопутствующая предыдущим винтажам. В 1987 мы одними из первых запустили второе вино Carillon d'Angelus, оставив только лучшие ягоды для первого вина.

Правда сегодняшнего дня состоит в том, что винные консультанты стали очень востребованы, они становятся всё более влиятельными, причём не только в вине, а в любой сфере жизни. В нашем деле истинный король - это Мишель Ролан, он постоянно путешествует, у него много клиентов. Такая же ситуация и у Стефана Деренон-кура. Это - веяние нового времени: конкуренция возрастает, и теперь повсеместно всем владельцам поместий требуется помощь. Мой отец, кстати, совсем не путешествовал, а мне вот приходится часто бывать за пределами Франции. У меня нет готового рецепта, потому что я знаю - то, что хорошо для одних, для других совершенно не годится. Всё зависит от терруара и от виноградника. Я не стремлюсь расширять число моих клиентов. К примеру, вчера мне было сделано десять предложений, но я отказался.

Тем не менее, Вы приняли предложение от Chateau La Pointe. Почему?

Для меня консультирование не является вопросом денег, в случае с этим поместьем решающими были другие мотивы. Chateau La Pointe занимает большую площадь в Поме-роле, оно очень известно, является членом Union de Grands Crus. Его нынешние владельцы, страховая компания Generali, попросили меня провести экспертизу земли, проинспектировать винный погреб.

Мне понравились люди, их подход к проблеме, и мне было интересно улучшить качество вин этого поместья. Конечно, это вино никогда не будет таким же великим, как Chateau la Conseillante, но оно может стать столь же хорошим, как Chateau Nenin. Я бы разделил виноградник La Pointe на три части. Одна простирается в сторону Chаteau Tro-tanoy, другая - в сторону Chateau Nenin. И, наконец, есть третья, самая проблемная, очень влажная, где необходимо сделать дренаж. Если эти работы будут произведены грамотно, то корни лоз смогут углубиться, и тогда качество вина непременно улучшится. В 2008 мы выпустили первый "новый" урожай. И он стал прорывом, небольшим шажком к совершенству.

Доверяете ли Вы вкусу Роберта Паркера?

Я так отвечу: прежде всего, он великолепный дегустатор и честный человек, который не занимается коммерческим продвижением чужих вин. Он любит Chateau Angelus, довольно танинное вино, однако он любит и Нaute-Brion - вино, в котором танины почти не чувствуются. С другой стороны, меня тревожит то, что Паркер приобрёл столь значительное влияние в нашем мире, что заставил многих виноделов чувствовать себя воспитанниками детского сада, готовых с дрожью следовать его указке.

Что Вы скажете о винах Нового Света?

Я бывал в Новом Свете, набирался опыта у Роберта Мондави. В 80-е путешествовал по миру, работая на винодельнях в долине Напа. Мне знакомы эти вина, но я их не очень люблю - это не мой мир.

Я хорошо знаком с технологиями производства вин Нового Света. Кстати, начало этим технологиям было положено на виноградниках Старого Света. Новый Свет ничего не может дать Бордо, я в этом уверен, потому что знаю о винах всё!

Однако в 1997 году Вы вместе с Бруно Прат-цем из Cos d'Estournel и Ловелом Жустом из Klein Constantia купили в ЮАР поместье?

Я поехал туда по приглашению Бруно Пратца. Мне понравилось в ЮАР -это очень красивая страна, к тому же при перелете Вы не страдаете от разницы во времени. И еще мне этот проект показался интересным потому, что мы были первыми - там ведь пятнадцать лет назад никакого выдающегося вина не выпускалось. Наше вино более "умное", более "продвинутое", более элегантное, чем те, что производятся в ЮАР. Однако я убеждён, что Новый Свет нас, выходцев из Европы, ничему научить не может.

Это я их учу производить вина с духом Бордо, у меня в той части света уже появились ученики и последователи, которые восприняли мою философию, технологии и методы ферментации. В Бордо много говорят о великих замках, однако, здесь теперь множество небольших вин очень впечатляющего качества.

И к тому же у нас всё время происходит что-то новое. Впрочём, сегодня мы должны признать, что производство хороших вин уже не является французской монополией...

Но мы сохранили и то, что было до нас: сегодня в замке используются и цементные чаны, и дуб, и нержавеющая сталь. Все три типа чанов привносят в винификацию что-то своё. Каберне Фран часто вини-фицируется в цементом чане, а вот для Мерло лучше подходит дуб и сталь. Виноград с более старых лоз винифицируется в дубе, что делает вино более структурным, а для молодых лоз хороши чаны из нержавейки. Мы отдаем предпочтение невысоким широким чанам, чтобы площадь соприкосновения с соком у кожицы была наиболее широкой. В 2000 году мы ещё раз полностью переоснастили винодельню, что сказалось на качестве вин. А вот их количество осталось прежним - около 100 тысяч бутылок.

Я знаю, что Вы привнесли в винификацию многие методы из Бургундии. Какие именно?

В юности я часто наезжал в Бургундию вместе с журналистом Мишелем Беттаном, который помог мне исследовать регион. Я понял, что культура Бургундии действительно держится на терруаре, к этой философии привязан каждый клочёк виноградника, и потому там применяется селекция каждого участка. Я многое взял на заметку, но не старался слепо использовать бургундские методы, а просто возобновил те практики, которые полтора века назад широко применялись и в Бордо, но от которых тут по разным причинам отказались. Ведь когда-то и в Бордо выдерживали вина на осадке, работали с отдельным участком виноградника, делали длительную мацерацию с целыми ягодами... Было время, когда Сент-Эмильон называли "маленькой Бургундией" из-за его мозаики почв, из-за того, что наши вина знамениты не громкими именами, а расположением лоз на том или ином участке, из-за семейного владения виноградниками.

А ведь все эти традиционные бургундские технологии в Бордо возобновили "гаражисты", чем в 90-х годах произвели сенсацию со своими винами!

Жан-Люк Тюневан, который бывал у нас много раз, во многом перенял наши достижения, ведь Chateau Angelus во все времена считался лидером в Сент-Эмильоне. Он и его последователи начали применять в Бордо практику долгой мацерации, переборку ягод на сортировочных столах, прореживание листьев на винограднике... Но разница заключается в том, что он, в отличие от нас, тогда владел виноградником размером с огород, а за таким наделом присматривать куда проще, чем за виноградником площадью 32 гектара. Впрочем, то, что он и его последователи сделали, хорошо отразилось на винах Гран Крю. "Гаражисты" улучшили стиль великих вин - это несомненно. И сам Тюне-ван, на мой взгляд, крайне любопытный персонаж: мне нравится тот путь, который он проделал - от чужака и пришельца из ниоткуда до того негоцианта и серьезного винодела, каким он стал теперь. Я ничего не имею против гаражных вин, хотя бы потому, что не всем повезло иметь такую великолепную землю, как у нас. Да, у "гаражи-стов" есть мастерство, но нет терруара, а у нас в арсенале и мастерство, и приличный терруар. Однако, не имея земли, вы можете что-то там подрисовать и подправить, но природа рано или поздно даст о себе знать. Такое вино не будет стареть должным образом, как терруарный образец, и попробовать его через 30 лет вы не сможете -оно просто по природе своей не попадет в "долгожители". Вот почему я убежден, что "гаражные вина" - это вчерашний день. В истории вин Бордо я расцениваю его как интересный, но недолгий период, который исчерпал себя полностью.

Не секрет, что сегодня Сент-Эмильон стал территорией крайне дорогих вин, которые многие сравнивают с товарами класса люкс. Какое место занимает Ваш замок в этом рейтинге?

Я приветствую конкуренцию, потому что она не дает нам дремать. Однако в мире достаточно обеспеченных людей, а они покупают и Pavie, и Angelus, и Ausone. Жаль, что иной раз мы работаем для нуворишей, что подлинных знатоков мало, однако мы работаем ещё и для того, чтобы сегодняшние семь процентов от их числа превратились в десять процентов завтра. Я не произвожу коммерческих вин, и в то же время отдаю себе отчёт, что три тысячи бутылок вин Le Plus de la Fleur de Bouard со старых виноградников - того же уровня, что и самые престижные драгоценности. Ведь это вино ограниченной серии!

А для Вас лично деньги много значат?

Мне деньги нужны для выхода в театр, для успешных инвестиций в производство. Наконец, они дают возможность делать то вино, которое я люблю. С их помощью я воплощаю свою мечту.

В фильме "Казино Рояль" Джеймс Бонд пьет Chateau Angelus во время ужина в поезде на пути в Монтенегро. Как Вам удалось про-участвовать в столь удачном продакт-плейсменте?

Ко мне обратились создатели фильма, и я поначалу предложил вина 1990 года урожая, но они настояли на более ценном вин-таже. Они сказали, что Джеймс Бонд - персонаж, который имеет достаточно вкуса, денег и знаний, чтобы разбираться не только в знаменитых Пре-мье Гран Крю Сент-Эмиль-она, но и оценить легендарный урожай 1982 год. По правде сказать, я отнесся поначалу к этой истории скептически, но со временем я убедился в великой силе искусства. Каждый год в разных частях земли я встречаю людей, которые говорят мне -"Мы знаем Chateau Angelus, это вино Джеймса Бонда". Меня поразило, что небольшой эпизод, увиденный сотнями миллионов зрителей, поднял имидж вин замка Angelus на недосягаемую высоту. Теперь все знают, что из шампанских вин Джеймс Бонд предпочитает Bollinger, а из красных вин - Chateau Angelus. Впрочем, Джеймс Бонд - это сам по себе магический бренд, и благодаря ему, Chateau Angelus стало для многих людей вином мечты.

Итак, оценить мифический 1982 год теперь могут все почитатели фильмов "бондианы", даже те их них, кто совсем не разбирается в винах. А что Вы думаете об урожае 2009 года?

В целом виноделы преуспели в нём в меньшей степени, чем с урожаем 2005 года. Я бы сказал, что он оказался менее стабильным, однако у лучших производителей он получился более впечатляющим, чем 2005-й. Проблема в том, что многие оказались заворожены словами "великий урожай" и решили сделать этот винтаж слишком мощным, экстрактивным и концентрированным, проиграв в свежести и гармоничности. Впрочем, во время хороших винтажей ошибки неизбежны. Это как с хорошей машиной - вы в эйфории от великолепного авто, вы садитесь за руль, вдавливаете педаль в пол, разгоняетесь, теряете управление и... оказываетесь в кювете. Во время великих урожаев нужно быть очень осторожным и сдержанным - чтобы не роптать потом на предвзятость винных критиков.

А есть такие, что ропщут?

Многие журналисты, участвовавшие в "премьер-ных дегустациях" этого года, жаловались на тяжесть и танинность вин 2009 года. Некоторые из этих вин было очень трудно дегустировать. Я - ученик Эмиля Пейно, и помню, как мой учитель говорил, что лучшие винтажи вы можете с удовольствием пробовать прямо из бочки. Вино - это музыка, и когда она хороша, вы "слышите" ее гармонию с самого начала. То же и с винами: когда они великолепны, вы сразу чувствуете их шелковистую текстуру. Попробуйте Ausone 2009 года - его не хочется сплевывать, его хочется пить! Замечу, кстати, по своему опыту, что великого вина можно выпить в большом количестве - настолько оно гармоничное! Помню, как мы вчетвером выпили четыре бутылки Haute Brion 1989 года и даже не заметили этого - вино закончилось, но никто не был пьяным.

Что Вы скажете о ценах на 2009 год?

Я не думаю, что потребители готовы потратить много в этом году, в конце-концов они привыкли считать деньги, а на дворе - экономический кризис. Пул серьёзных брендов, которые обычно легко продаются, в этом году может сократиться до трех десятков замков, скорее всего, цены на вина будут близки к тем, что мы имели в 2006 году. Но будут и такие владельцы, которые запросят слишком высокую цену. Им придется спуститься с небес на землю, потому что негоцианты, в частности английские и американские, не захотят платить. И в этом случае прайс-листы будут пересмотрены. Всё это происходит потому, что многие владельцы замков слишком далеки от реалий мировой торговли.

Какие недавние вин-тажи Chateau Angelus для Вас остаются лучшими?

Замечу, что Angelus неизменно считается лучшим вином в "трудные" годы. Из лучших винтажей я бы назвал 1989, 1990, 2000 и 2005. Однако не отстают 2004 и 2006, которые дают полное представление о потенциале Chateau Angelus. В сентябре 2010 мы будем разливать вино урожая 2008 года. Этот винтаж не слишком хвалят, однако мне 2008 отдаленно напоминает 2005 своими бархатистыми, кашемировыми танинами.

Это Ваш 26-ой вин-таж в замке. Меняется ли стиль Angelus?

Возможно стиль Chateau Angelus стал еще более элегантным... Вино растет, как человек, у которого с возрастом меняются взгляды, философия жизни. Это как музыка, которую каждый исполнитель и слушатель интерпретирует посвоему: меняется исполнение, но музыкальное произведение остается прежним.

Не секрет, что в Вашей семье Вы - не единственный владелец An-gelus. А, как известно, конфликты в винодельческих семьях часто приводят к продаже поместий, которые при таком развитии событий переходят под управление больших корпораций. Не боитесь ли Вы, что однажды с Вашим замком произойдет то же, что и с Chateau d'Yquem?

Я - самый крупный держатель акций Angelus, остальные находятся в руках других членов моей семьи. Когда я начал заниматься винами замка, то пять лет работал под руководством дяди: это были годы семейной дипломатии - я учился управлять поместьем и исправлял ошибки, сделанные до меня. Однако, для меня очень важно то, что Angelus принадлежит моей семье с 1782 года, и я слишком хорошо знаю, что с каждым может произойти то, что случилось с икемским замком и с его бессменным управляющим Александром де Люр Салюсом. Да, он не делился доходами с остальными держателями акций, забывал послать им бутылочку своего вина, никогда не звал на приёмы, которые устраивал в замке, нажил себе множество врагов, но... при этом он был лучшим менеджером, которого этот замечательный замок видел за всю свою историю! Вот почему я стараюсь быть не только управляющим, но и дипломатом, и миротворцем - все эти роли являются частью моей работы.

Я понимаю, что сегодня удержать замок в одних руках очень сложно, особенно когда пакет акций распределен между 20 членами семьи. Скандалы сотрясали недавно проданный Chateau La Pointe, и такая же ситуация сложилась с соседним с нами Chateau-Bellevue. Недавно я целиком выкупил акции Chateau-Bellevue, воспользовавшись разгоревшейся там семейной сварой. И, кстати, на это поместье действительно засматривались представители LVMH. Но оно досталось нам, и эта сделка стала одной из самых крупных в истории Правого Берега... Однако чтобы она состоялась, мне пришлось убеждать всех остальных членов моей семьи.

Расскажите о Вашем проекте La Fleur du Bouard в Lalande de Pomerol...

La Fleur de Bouard - моё личное владение с 1998 года. Сначала там работала моя дочь Корали, а сейчас её готов сменить мой сын Матье. Lalande de Pomerol - не самый престижный апелласьон, но мы абсолютно сосредоточены на качестве. Это поместье расположено в 2,5 км от Petrus. Вина La Fleur de Bouard и Le Plus de la Fleur de Bouard делают в тех же традициях, что и наше главное вино Angelus - они проводят от 18 до 24 месяцев в бочке, их не фильтруют. Le Plus de la Fleur de Bouard производят в маленьких экспериментальных бродильных чанах в объёме 3,5-5 тысяч бутылок. Качество этого вина таково, что в апреле 2000 года оно стоило 50 евро за бутылку, а в начале мая за него давали уже 90, и этот стремительный рост цены состоялся всего за 30 дней. Я радуюсь, когда мне говорят, что это вино - новый Petrus! Однако мне по душе и другое сравнение: мне очень нравится поместье Sociando-Mallet и его владелец Жан Готро, который построил свой бренд с нуля. Лет 25 назад название Sociando-Mallet ничего не значило, однако сегодня вина Sociando-Mallet сравнивают с Latour и другими великими поместьями Медока. Если нам удастся стать Sociando Mallet Правого Берега, я буду очень счастлив.

Вы многие годы были президентом Ассоциации Grands Crus Classes Сент-Эмильона. Не секрет, что Chateau Angelus неоднократно пытался повысить свой класс, однако в 2006 году этого не случилось -очередная классификация крю Сент-Эмильо-на, была аннулирована в судебном порядке. Означает ли это, что Вы не слишком удовлетворены успехами своего великого поместья?

Классификация Angelus поднялась в 1996 году с Grand Cru Classe до Premier Grand Cru Classe "B", и сейчас я борюсь за то, чтобы подняться до Premier Grand Cru Classe 'A". В 2006 году, когда пересматривалась классификация Сент-Эмильона, мы этой цели не добились. К сожалению, мы сделали несколько ошибок, которыми воспользовались наши недоброжелатели. Во Франции каждый, особенно у кого есть своя рука в городской администрации или в правительстве, может пойти в суд и доказать, что с ним поступили несправедливо. А Бордо - и вовсе особый случай, потому что тут на кону очень большие ставки, идёт игра не на жизнь, а на смерть... Но я скажу, что в Сент-Эмильоне с 1955 года всё время происходили судебные разбирательства, но публика о них ничего не слышала, потому что истцы эти суды проигрывали. Однако в 2006-м они выиграли, и разразился скандал, был большой шум...

И всё же я не оставляю надежд поставить Chateau Angelus в один ряд с Cheval Blanc и Ausone, которые относятся к Premier Grand Cru Classe "A". Я работаю над этим, и у нас есть все аргументы, чтобы защитить свое право. У нас уникальный терруар, позволяющий использовать рекордное количество Каберне Фран (до 47%), и огромное число поклонников вина. Я уверен, что через 20 лет достигну этого.

Вы консультируете 25 виноделен по всему миру. Вина ваших коллег и учеников обычно можно попробовать в замке Angelus на пре-мьерных дегустациях весной. Какова роль консультантов в нынешнем винном мире?

Весной за время дегустаций замок Анжелюс посещает 2000 человек. Столько же людей бывает на мероприятиях Стефана Деренонкура. С другой стороны, другой наш известный винодел-консультант Дени Дюбордье ничего подобного не делает и, как правило, возмущается, когда журналисты спрашивают его, почему он не показывает своих вин. Возможно, его возмущает сама мысль о том, что кто-то будет судить его работу, ведь он - профессор вина, ему хочется всем читать лекции, хочется, чтобы все его почтительно слушали...


О проекте|Реклама на сайте|Обратная связь