Элеонора Скоулз

Музей вина в Торджано

Материал предоставлен журналом Simple Wine News

Интересный парадокс: вино – идеальный объект для музеев, но не сам напиток, а его материальная и виртуальная атрибутика. Винные связи с обществом, науками, культурой, едой и прочими можно исследовать до бесконечности. В музеях феномен вина обретает осязаемые формы; сверх того эти свидетельства являются достоверными.

Недавно я открыла потрясающий винно-музейный оазис в Умбрии, в небольшом городке Торджано. Этот Museo del Vino для винного мира должен означать примерно то, что Эрмитаж для мира искусства.

В нем содержится коллекция из трех тысяч экспонатов, охватывающая разные исторические эпохи и прикладные сферы, со своими раритетами и шедеврами. Масштаб собрания впечатляет, особенно если учесть, что оно является частным. С момента основания в 1974 году управление и поддержка музея осуществляется Фондом Лунгаротти, за которым, как следует из названия, стоит знаменитая итальянская винодельческая династия. Джорджио Лунгаротти был пионером качественного виноделия в Умбрии, его супруга Мария Грация – историк искусства и архивариус.

Такой союз не мог не дать выдающихся результатов.

В коллекции в Торджано хватает важных экспонатов, включая винный киликс знаменитого аттического ремесленника Фриноса, работы которого представлены в Британском музее в Лондоне, майолику ренессансного мастера Джорджио Андреоли из Губбио и современный декантер от Жана Кокто, который на досуге, между стихами, фильмами и графикой, баловался промышленным дизайном. Но все-таки самое сильное впечатление в музее производят повседневные предметы, рассказывающие о настоящей жизни вина куда больше, чем шедевры гениев: с этим фактом трудно спорить.

Взять хотя бы пару винных глиняных кувшинов этрусков, загадочного народа, жившего в Центральной Италии в первом тысячелетии до нашей эры. На обоих сосудах видны изображения детей – такие кувшины дарили трехлетним малышам на весенний праздник Диониса, также почитавшегося как бога пробуждения природы и цветов. Впрочем, о главном аспекте Диониса этруски вспоминали по любому поводу – вот и фестиваль не обходился без питейного состязания, куда каждый участник приходил со своим винным кувшином.

Еще более вольно, чем этруски, с вином обращались древние и средневековые врачеватели. Андромах, придворный врач императора Нерона, создал на основе вина универсальное противоядие териак. Люди верили в его исцеляющее действие на протяжении почти двух тысячелетий. Рецепт териака состоял из более 50 трав, мяса гадюки, вина и прочих специфических ингредиентов. Во Франции его готовили в присутствии короля, в Венеции – перед правителями республики. Применение противоядия сошло на нет лишь в середине XIX века.

Еще более древняя практика, касавшаяся виноградарства, существовала с античных времен и дошла до наших дней. «Лозы больше всего радуются деревьям, ибо так естественно ввысь продвигаются», – писал в первом веке Колумелла, древнеримский эксперт по сельскому хозяйству. В Ассирии, Древней Греции и Риме лозы часто сажали рядом с деревьями, чтобы виноградные побеги карабкались по стволу и ветвям. Такой способ ухода был известен как vita maritata, или «супружеская жизнь». Чаще всего лозы «сватали» к сильным, но податливым кленам. Нас, привыкших видеть на виноградниках подтянутые ряды шпалер, может шокировать, что культивация лоз на деревьях была нормальным явлением во многих частях Италии еще 40-50 лет назад. Из этого примера можно писать притчу о хрупкости винодельческого мира, когда прогресс, в данном случае положительный, в течение десятка-другого лет может перечеркнуть тысячелетние устои.

Впрочем, некоторыми историческими орудиями и предметами мы пользуемся сейчас почти без изменений. Деревянные бочки и стеклянные бутылки – самые очевидные примеры. А помните, как делают настоящий винтажный портвейн? Виноград давят ногами в каменных ваннах – и это прямой отголосок древнеримской традиции.

Вино месяца от Элеоноры Скоулз
Lungarotti Rubesco Riserva Vigna Monticchio 2001

С холма, где находится виноградник Монтиккьо, открывается пасторальный вид на земли Торджано, да и сам средневековый городок представлен как на ладони. Рубеско Ризерва Винья Монтиккьо – настоящее дитя своей территории. Вино традиционно в том смысле, что его делают только из типичных местных сортов – санджовезе и канайоло. Оно плавно перекатывается во рту, но его деликатность никак нельзя воспринимать как отсутствие потенциала – оно особенно привлекательно после десятка и более лет выдержки.

Обсуждение

  • Maryjoy | 13.04.2012 | 11:39

    Just the type of inisght we need to fire up the debate.

  • Emily | 13.04.2012 | 09:48

    A simple and inlteligent point, well made. Thanks!


О проекте|Реклама на сайте|Обратная связь