Анна Кукулина

Тот самый F.X. Franz Xaver Pichler

Австрия

Материал предоставлен журналом Simple Wine News

Дом F.X. Pichler — икона Вахау, абсолютно культовое имя. Австрийцы к своему виноделию относятся очень трепетно, золотая молодежь в Вене и Зальцбурге на своих винах просто помешана и разбираться в них считается очень стильным и необходимым элементом имиджа. А разбираться — значит пить F.X. Pichler. Наука не сложная — признание заслуженное.Сам F.X. и его сын Лукас в Австрии пользуются известностью, как шоу-звезды. Фэны любят наведываться к ним на винодельню в Дюрнштайне, чтобы на месте закупить статусные вина (многие из которых в открытой продаже найти непросто). Но кумиры все время где-то пропадают: старший на винограднике, младший — в погребе.

Франц Ксавер — как раз один из тех, кого в 1970-х называли «сумасшедшими» за стоическое упорство в создании вин высокого уровня, в то время как общий экономический контекст никак не способствовал благополучию таких маленьких, но гордых хозяйств. В 1971 году он унаследовал три гектара виноградника фамильной винодельни со 100-летней историей. Его отец в 1928 году увлекся селекцией лоз грюнер фельтлинера, и в итоге заполучил в свое распоряжение эксклюзивный, «пихлеровский», клон с маленькими ягодами, очень низкой урожайностью и очень высокой концентрацией сока на выходе. Этот клон и сегодня выращивает F.X. Вспоминая «те годы», Франц Ксавер говорит: «Еще в 17 лет я понял, что не могу нигде служить и не могу ничем торговать. Вот я и делаю вино. А там пусть оно само продается». Продажами и прочим менеджментом у него уже 30 лет ведает жена Рудольфина. Лукас присоединился к семейному делу несколько лет назад.

Сегодня у Пихлеров в распоряжении 13 гектаров виноградников. Ровно половина лоз — грюнер фельтлинер, 48% — рислинг и еще 2% — совиньон блан. Отчасти благодаря особенно почтительному отношению к грюнеру, F.X. и приобрел статус героя национального виноделия. В 1980-х гю фе нуждался в поддержке. В тот момент, когда страна вдруг сошла с рельс индустриального виноделия и решила наращивать качество, у грюнер фельтлинера еще не было его сегодняшней репутации, и высока была вероятность, что в Вахау его заменят рислингом, с которым добиться признания, казалось, проще. Пихлер всегда уделял грюнеру не меньше внимания, чем рислингу, потому сегодня с полным правом говорит: «Мы продемонстрировали на собственном опыте, что нет никакой нужды жертвовать грюнер фельтлинером в пользу рислинга». Для него они равноценны и равнолюбимы.

Старший Пихлер известен своей бескомпромиссностью. Он помешан на идее вин одного виноградника, и виноградники для него — самое главное. Типичный перфекционист, он всю жизнь, бесконечно возится с лозами, лукаво замечая: «Работа на винограднике веселит и избавляет от стресса». А в погребе у Пихлеров царит минимализм: винификация чрезвычайно проста, потому что единственное, что важно, — качество исходного сырья. В неудачный год F.X. с легкостью может отбраковать треть урожая. Но в погребе он ни за что не допустит «никаких излишеств», никакого «взбадривания», даже такой, казалось бы, мелочи, как небольшая добавка искусственных дрожжей (которые вообще-то широко используются во многих лучших регионах мира и вполне великими виноделами). Он говорит: «Когда в 1996 году даже в середине октября на виноградниках не было ничего путного, а потом брожение долго не начиналось на естественных дрожжах, мы здорово рисковали. Я регулярно спускался в погреб и громко ругался на бочки. Не мог удержаться». Теперь в погребе обитает, в основном, Лукас. «Лукас меня боялся еще со школы. Тяжело ему было со мной, — признается F.X. — Но с тех пор, как мы вместе делаем вино, мы друг друга понимаем. Потому что он такой же скептик, как и я. Когда он примет всю ответственность на себя, у него тоже будет выбор — бессонница или ночные кошмары… Надо написать книгу о страхах винодела».Каких бы усилий, страхов ни стоило это Пихлеру, но его вина известны своей хрустальной чистотой при нереальных интенсивности и глубине. В его винах категории Smaragd уровень алкоголя может достигать 15%. Во многом так получается за счет очень позднего сбора урожая, скорее в ноябре или даже декабре, чем в октябре (причем это в случае с абсолютно сухими винами!). Пихлер первым в Вахау начал собирать урожай так поздно. Надо сказать, у него много подражателей. Мировые критики с некоторым скептицизмом фиксируют появление «очередных последователей Пихлера»: аналогов все равно не получается. Вина Пихлера нельзя повторить, просто позаимствовав его принципы… Точно! Именно об этом и толкуют все его фанаты: он гений. Все держится на его интуиции, таланте, чутье.

Но, конечно, как любой великий винодел он скажет вам, что терруар превыше всего. Новые виноградники он покупал крайне придирчиво. Каждый из них он называет микрокосмом. Хотя все они, конечно, ничуть не новые. Все они были разбиты монахами в XII–XIII веках, о чем напоминают каменные террасы, построенные в то же время, до сих пор в полном объеме выполняющие свою функцию.

Главный бриллиант в коллекции виноградников — Kellerberg в коммуне Дюрнштайн, на высоте 450 м, признанно один из лучших в мире терруаров для рислинга. А в Вахау действует общее правило: те же крю, что хороши для рислинга, столь же хороши для грюнер фельтлинера. Утром первые лучи солнца в долине падают на Kellerberg. Перепады дневных и ночных температур значительны. Уникальное сочетание почв и микроклимата обеспечивает рислингу роскошную структуру, филигранный ароматический профиль с переливами экзотических нот (манго, дыня, маракуйя). Riesling Smaragd Kellerberg — истинный аристократ.

Иной характер и философский подтекст у одного из любимых творений F.X. — «M» (имеется в виду «монументальный»). Это гю фе (треть винограда — с Келлерберга, две трети — из Лойбнерберга). Урожай собирают в самом конце ноября или даже декабре; вино очень мощное, полнотелое, даже маслянистое с оттенками меда, табака, перца. Еще одно концептуальное детище — Unendlich. Это рислинг, который выпускается только в лучшие годы (2005, 2002, 1998 за последние 10 лет). Франц Ксавер объясняет: «Я создал идеальное вино и назвал его Unendlich — «Бесконечное». Когда я смогу его превзойти, я назову новое вино Unglaublich, — «Невероятное». А вину, которому удастся превзойти и его, я дам имя Unsterbich, — «Бессмертное». Unendlich — единственное вино в коллекции Пихлера, включающей около 20 наименований, с выбивающейся из общей стилистики этикеткой: на ней изображена королева ночи из оперы Моцарта «Волшебная флейта».

Сухие вина остаются основной специализацией хозяйства, но с недавних пор оно создает также очень небольшое количество потрясающего Trockenbeerenauslese, достойного имени Pichler.
Коллекция Пихлера располагает также одним из лучших австрийских Sauvignon Blanc. Сделанный в рамках категории Smaragd совиньон, часть которого происходит с того маленького виноградника, который достался F.X. от отца, а часть — с террасированного Steinertal, в иные годы бывает крепче 15%: «объемный», с богатым и мощным букетом, по стилистике он ближе к полнотелому луарскому Sancerre, нежели к «хрустящим» и легким вариантам белого бордо. Но объем производства ограничен 1000 бутылок.

Несмотря на фанатичную преданность сухим белым, F.X. немного экспериментирует с красным. Но, конечно, не в Вахау. В середине 1990-х он объединил усилия с двумя другими виноделами — Манфредом Тементом (из Южной Штирии) и Тибором Шемезом (из Среднего Бургенланда), ради проекта в местечке Хорицшон (там, где находится винодельня Шемеза). Целью было создать выдающееся красное вино. Проект получил название Arachon Evolution TFXT. Первый винтаж был представлен в 1998. На сегодня это одно из лучших красных вин Австрии. Начиналось все с того, что трое партнеров заключили контракты с 25-ю виноградарями Хорицшона, поставив им строгие условия касательно ухода за виноградом. Отбирался только лучший виноград сортов блауфранкиш (он составляет половину ассамбляжа), каберне совиньон (30%), цвайгельт (10%) и мерло (10%). Вино выдерживается во французских барриках 15 месяцев. Но поскольку успех Arachon оказался просто ошеломительным, решили заняться им еще более основательно, обеспечив солидные инвестиции в покупку собственных виноградников и постройку винодельни (причем пригласили известного архитектора — профессора Вильгельма Холцбауэра. Само здание очень красивое и очень современное). Но это другая сторона медали F.X. Pichler. Все главное происходит в Вахау.

Обсуждение

  • Наталья Майер | 23.06.2012 | 03:03

    Подвал для созревания Арахона был распланирован Дитерем Ирресбергер и В. Хольцбауэром. А само здание принадлежит Объединённым Виноделам Хоритшона. Не смотря на то, что идея Арахона действительно принадлежала T.F.X.T., большую часть в создании вина принимает Инж. Грегор Вольф. Он отбирает из года в год нужное соотношение кюве и диктует поставщикам винограда нужный уход и дату сбора.
    Помимо Арахона и К`иары (тоже от T.F.X.T., но чистый Блауфрэнкиш) из этого подвала выходят превосходные классические вина ( Грюнер Вельтлинер, Шардоне, Цвейгельт, Блауфрэнкиш, Мерло...) до топ-линии кюве и баррик.

  • Laci | 13.04.2012 | 05:31

    Kick the tires and light the fires, problem offiiclaly solved!


О проекте|Реклама на сайте|Обратная связь