Высокий стиль в Мендосе

Материал предоставлен журналом Simple Wine News

 

Долина Мендоса в Аргентине стала «третьей родиной» мальбека, несмотря на то, что здешние терруары заметно отличаются и от Бордо, и от Каора.

 

Поздний гость

Первые виноградники в Мендосе появились еще в XVI веке благодаря испанским поселенцам. Однако до середины XIX века здешние вина не пили даже сами аргентинцы, если могли себе позволить хоть что-то из Европы. Серьезное значение виноградники Мендосы стали приобретать лишь в 1880-х годах, когда случилось два очень важных события: был принят Водный закон, урегулировавший порядок пользования водными ресурсами, а чуть позже была построена железная дорога до Буэнос-Айреса, благодаря которой вина стало можно быстро и без потерь довозить до основных рынков сбыта.

Еще одно значимое для Мендосы событие произошло чуть раньше, в 1860 году, когда французский ботаник Мишель Эме Пуже привез и посадил здесь несколько французских лоз, в числе которых был и мальбек. Правда, значение этого события стало ясным в полной мере лишь спустя десятилетия, когда мальбек стал синонимом аргентинского вина.

В Мендосе мальбек прекрасно прижился благодаря чрезвычайно подходящим климатическим условиям: большой разнице дневных и ночных температур и среднесуточной температуре, не превышающей 30 оС в период созревания. Мальбек не любит теплые вечера, отвечая на них снижением уровня полифенолов, а в Мендосе вечером достаточно прохладно.

Уже в начале XX века в Мендосе были приняты первые законы о вине, ограничившие использование сторонних виноматериалов. На протяжении XX века площади виноградников все увеличивались (за сто лет они выросли в 20 раз – с 7000 га до 140000), а виноградари постепенно освоили бесчисленное множество сортов, привезенных французскими, итальянскими и испанскими иммигрантами с их родины. В 1980-е аргентинские вина постепенно начали выходить на мировой рынок, а девальвация песо конца 1990-х, которая очень повредила аргентинской экономике, для виноделов стала почти благословением. И в начале 2000-х годов, когда курс национальной валюты падал каждый день на несколько пунктов, аргентинское вино смогло окончательно закрепиться на мировом рынке благодаря идеальному соотношению цены и качества.

 

Высоко и сухо

Уникальность Мендосы — в ее климате, который обусловлен необычной для виноградников высотой над уровнем моря. Как в любой горной местности, здесь наблюдается большой перепад дневных и ночных температур. Холодные ночи затормаживают вызревание винограда, что позволяет ягодам достичь баланса фруктовости, танинности и кислотности. При этом самые низкие виноградники расположены на высоте около 800 м, а самые высокие — почти 1300 м, при этом, как известно, среднесуточная температура в горах понижается примерно на один градус Цельсия на каждые 100 м высоты. Поэтому у виноградарей теоретически есть огромная палитра разнообразных участков почти с любыми сочетаниями температурных условий и почв. Правда, для того чтобы найти подходящий именно для тебя участок, нужно в прямом смысле слова облазить все горы.

Сегодня желание создавать действительно интересные вина влечет виноградарей Мендосы все выше и выше в сторону Анд, ведь чем больше метров отделяет участок от уровня моря, тем шире диапазон дневных и ночных температур и ярче солнце — а именно это и нужно для получения отличного вина. Кстати, по мере продвижения ввысь виноградари сажают лозы все теснее, поскольку высокая плотность посадок заставляет лозы «конкурировать» друг с другом и пробиваться корнями все глубже и глубже в поисках питательных веществ. Но пока никто не может точно предсказать, какие вина получатся на этих полуэкспериментальных виноградниках на высоте около полутора километров.

Сурово как в пустыне

Пока лучшие виноградники Мендосы расположены между 900 и 1100 м, поскольку и здесь уже достаточно прохладно для того, чтобы при должном искусстве винодела получать изящные вина в «европейском стиле». Важную роль в создании такого стиля играют и почвы. Аллювиальная глина, песок и каменистая почва Мендосы бедны органическими веществами, что позволяет естественным образом поддерживать низкую урожайность, а включения гравия и горных пород обеспечивают очень хороший дренаж, поэтому виноградные лозы вынуждены углубляться корнями в землю на много метров, не имея других источников воды и питательных веществ.

Но если бедность почв и высота расположения — это явные достоинства, то сухость климата Мендосы — палка о двух концах. Количество осадков здесь действительно почти как в пустынях — около 200 мм в год, и подобная засушливость вынуждает использовать ирригацию даже самых лучших виноградарей. А орошение виноградника — это всегда очень сложно, поскольку «недо-» так же плохо, как и «пере-». Помимо древнейшей системы каналов, в 1970-х годах здесь стало модно использовать мощную ирригацию, и лозы буквально стояли «по колено в воде». Подобный метод приводил к чудовищным размерам урожаев (и чудовищным же винам), но когда виноградари попробовали перейти на более аккуратные системы полива, выяснилось, что «полузатопленные» виноградники гораздо лучше сопротивляются филлоксере. Поэтому одновременно с переходом на поверхностный полив пришлось срочно прививать лозы на американские подвои (что заметно удорожило производство). Лет десять назад ситуация с орошением стабилизировалась: виноделы, которые стремятся получить хорошие зрелые ягоды, используют поверхностное орошение или полив по бороздам, искусно дозируя количество воды, полученное каждой лозой. Аккуратное и разумное использование орошения в сочетании с бедными почвами и засушливым климатом позволяет получать не слишком обильный и идеально спелый урожай.

Именитая высота

Лучший терруар для мальбека в Мендосе — это, безусловно, Лухан-де-Куйо. На высоте около километра этот сорт чувствует себя наилучшим образом и почти каждый год достигает оптимальной зрелости. Лухан-де-Куйо относится к Нижней Мендосе, которую иногда называют «первым регионом», поскольку именно здесь находятся два лучших виноградника всей Мендосы: собственно Лухан и Майпу. Более поэтические натуры именуют Нижнюю Мендосу землей обетованной — за идеальные условия для выращивания превосходного винограда.

Характерный букет мальбека из Лухан-де-Куйо — неповторимое сочетание ароматов сливы, красных ягод, графита и аниса.
В конце 1980-х несколько виноделов решили, что уникальные характеристики мальбека из этого региона заслуживают чего-то большего, чем просто «географическое наименование», и начали кампанию за присвоение Лухан-де-Куйо статуса DOC.

Одним из самых горячих сторонников введения DOC в Лухан-де-Куйо был Альберто Арису, владелец старейшей винодельни в Мендосе Luigi Bosca. Он был уверен, что именно этот шаг введет мальбеки Лухан-де-Куйо в круг «серьезных» вин и продемонстрирует всему миру потенциал этой части Мендосы. Он считает, «для того чтобы аппелласьон узнали в мире, нужно сто лет, даже если до того там много лет делали прекрасные вина. Например, Бордо получило классификацию в 1855 году, хотя вино там производили уже тысячу лет. Мы давно делаем хороший мальбек и решили, что пора сообщить об этом миру».

Мальбеком в Лухан-де-Куйо занимаются действительно давно и успешно, поэтому за 150 лет виноградари отлично разобрались, в каких условиях он чувствует себя лучше всего: плотность посадки около 5500 лоз на га, подвязка «двойной гийо» на высоте полутора метров, орошение — поверхностное или по бороздам. Именно по этим правилам выращивают виноград для вин Lujan de Cuyo DOC (аппелласьон был введен в 1989 году и подтвержден декретом Международной организации вина в 1993-м).

Люди терруара

По мнению многих виноделов, терруар – это не только климат, почвы и сорта винограда, но и люди, которые со всем этим работают. В этом смысле в Мендосе терруар поистине уникальный. Это провинция иммигрантов, куда в XIX веке приезжали в поисках лучшей доли итальянцы, испанцы (например, баскское семейство Арису, основавшее винодельню Luigi Bosca) и даже русские и поляки (об их вкладе в виноделие Мендосы свидетельствует фамилия одного из лучших аргентинских энологов — Педро Марчевски). Многие иммигранты привозили с собой лозы из родных мест, и почти все с готовностью пробовали местное вино. Поэтому аргентинское вино изначально было больше всего ориентировано на европейские вкусы: и виноделы, и потребители прекрасно помнили, что они пили раньше в Италии, Испании и Франции, и стремились добиться того же на своей новой родине.

Обсуждение

  • Semih | 21.06.2012 | 02:22

    Ecnoomeis are in dire straits, but I can count on this!


О проекте|Реклама на сайте|Обратная связь