Роберт Гулиев, винодел

Почему наш кагор не тревожит французов

Материал предоставлен газетой "Винная карта"


В канун пасхальных праздников для большинства людей  вино под названием «Кагор» ассоциируется с церковными обрядами. По странному совпадению  эти апрельские дни  характеризует еще одна дата, известная очень немногим – Международный день Мальбека. Вникая в историю  вина и сорта винограда, мы понимаем, как по-разному интерпретируются одни и те же слова, если от их прочтения зависят доходы компаний и стран.

 Французский город Кагор, несмотря на то, что окружающие его виноградники входят в разряд АОС, то есть принадлежат высшей винодельческой иерархии, вряд ли бы получил столь широкую известность, не будь в его истории встречи с русским царем Петром Первым. Страдающему от болей в желудке монарху доктора посоветовали ежедневно пить по стакану «Черного вина Ло». В те времена городок  Cahor славился своими виноградниками на берегах небольшой  реки Ло, где особым способом изготавливали  темное, как уголь вино. Им и поили Петра. Очевидно, успешно. Вернувшийся из странствий по Европе царь не забыл чудесную силу «кагорского вина» и распорядился доставлять его к своему столу ежемесячно. Потом, в целях оптимизации закупок во Франции, вино в Кагоре стала приобретать и Русская православная церковь, а потом и флот. Старшим офицерам на кораблях полагалось кагорское, а матросам – бордосское. То есть царь Петр поднял статус Кагора до невиданных высот. Даже король Франции Франциск-1, посадивший в замке Фонтенбло лозу из Кагора и протежировавший региону не смог сделать для Кагора столько, сколько августейшая особа северной страны.

У себя на родине кагор – это сухое вино, изготовленное из винограда сорта Мальбек,  прошедшее очень долгую, до полутора месяцев мацерацию, и потом выдержанное более 12 месяцев  в дубовой бочке, либо в дубовых бутах. В наших широтах под кагором подразумевается  десертный или крепленый тип вина, изготовленный  на основе нескольких красных сортов винограда, чаще всего, Саперави, Каберне, Бастардо. По распространенной версии сладость  нашего кагора возникла, как следствие консервации вин при длительных транспортировках того времени. Перед отправкой в вино добавляли  спирт и сахар и  в пункте назначения принимали уже не сухое, а крепленое вино. Дескать, отсюда и пошла традиция остановки брожения спиртом в отечественных кагорах.  Но тогда возникает закономерный вопрос, почему эта теория не распространяется на бордосские вина, сохранившие свою сухость, при тех же  условиях и сроках транспортировки.

Ответ мы можем найти в стенограммах московского (1902 г.)  и одесского (1903 г.) съезда виноделов и виноградарей. На том и другом рассматривался специально выделенный  вопрос о церковном вине. Оказалось, что напиток для обрядов богослужения подвергался самой массовой фальсификации. И нужно было срочно привести к приемлемому стандарту качества «кагоры», «рогомы», «бени-карло» и другие интерпретации церковных вин того времени. С разъяснением по поводу состава церковного вина выступил от  св. Синода князь А.А. Ширанский-Шахматов, зачитавший славянскую редакцию соответствующего наставления. Суть его сводилась к простой констатации: ничего, кроме сока виноградной ягоды не должно быть в вине достойного амвона. Дальнейшие дискуссии на съездах велись только по двум вопросам. Можно ли крепить вина типа кагора виноградным спиртом и почему нельзя  использовать уваренное сусло для церковных вин.

Тем не менее, в Москве и Одессе съезды виноделов приняли решение вопреки мнению Синода РПЦ и разрешили уваривать сусло, добавлять к вину виноградный спирт и на этикетках изображать религиозные символы.  Спустя четверть века  советские виноделы «усовершенствовали» технологию изготовления кагора до нынешнего вида. Она допускает  шаптализацию с использованием свекловичного сахара, и остановку брожения с помощью спирта-ректификата зернового происхождения. 

Масштаб извращения технологий вина из Cahor сделал наш кагор абсолютно безопасным для французского виноделия. В отличие от коньяков и шампанских вин, которые в состоянии  конкурировать с  известными брендами Франции. Естественно, вокруг этих наименований споры и разногласия не утихают.

А героиню Кагора лозу Мальбек французы в 1868 году  вывезли в Аргентину, там она  прекрасно прижилась. В 2007 году виноделы с берегов реки Ло признали заслуги аргентинцев, сумевших довести насаждения Мальбека до 28000 гектаров. Они создали Межпрофессиональный союз вина кагор (UIVC) и 17 апреля провозгласили международный день Мальбека. Теперь на этикетках вин можно писать: «Кагор Мальбек» или «Кагор Мальбек Французский».

Две истории одного вина. Очевидный моральный урок того, каким традициям виноделия следует подражать, а какие оставлять в прошлом.

Обсуждение

  • Giuseppa | 07.09.2012 | 08:03

    I've been looking for a post like this froveer (and a day)


О проекте|Реклама на сайте|Обратная связь