Намибия

Ну сколько можно летать в Египет, Канары, Гоа и.т.д? Неужели не надоело? Не пора ли отправиться действительно далеко, в Африку, к «акулам и большим злым крокодилам». Где на дорогу может выбежать страус, чепрачный шакал, или группа павианов и никто этому не удивится. Где на удочку ловят огромных акул, (а не какого-нибудь хариуса) и затем выпускают. Где зимой лето, но не жаркое, а как раз такое, как нужно для комфортного существования. Куда не нужно получать визу и делать прививки от экзотических болезней. Это страна  Намибия, и нас там ждут.

 

От Франкфурта лететь 9 с половиной часов до Виндхука – так называется столица Намибии. Мне повезло, и я попал в хорошую компанию опытных рыболовов и охотников, один из которых летит сюда в пятый раз! Говорит, что жена поначалу не хотела ехать, а теперь все время спрашивает: «Ну, когда?». Из аэропорта добрались группой до города,  там мы взяли напрокат старенький крузачок с крытым кузовом и отправились на запад к Атлантическому океану в город Свакопмунд. Те, кто давно не ездил с механической коробкой, да еще расположенной слева от руля, меня хорошо поймет. Неудобства усугубляются левосторонним движением. Но, по сравнению с красотой, которая обрушивается на вас сразу по прилету, все пустяки. И вот уже мчимся со скоростью 160 км в час по хорошей дороге (разрешено 120, и даже среди пустыни можно напороться на местных ментов с радаром на треноге), а по обочине за проволокой бродят различные антилопы, страусы, выбегают большой стаей павианы. Это обычное дело. Заправки встречаются не слишком часто, поэтому, особенно в пустыне, нужно иметь запас горючего и воды.

 

По дороге заскочили перекусить в лодж – сельскую гостиницу. Выглядит, как райский оазис. Крытые соломой домики напоминают украинские хатки. В ветвях необъятного дерева диковинные птицы, в пруду сомы и карпы, кругом стриженый зеленый ковер, а сверху голубое небо. Порция ти-боун радует и глаз и вкусовые рецепторы. Громадный кусок мягчайшей говядины средней прожарки с грилированной свеклой, морковью и луком, и ломтями картошки в мундире. Женщине такого не осилить, ребенку подавно, а цена соответствует 9-ти американским долларам. (Умножением на 7 и получаем сумму в долларах намибийских). Отличного качества и вырезка, и ребрышки, и рыба. Трапеза проходит в сопровождении замечательного местного или южноафриканского вина и пива. Пиво превосходное, немецкое, поскольку раньше страна была немецкой колонией и традиций не потеряла. Немецкий язык один  из государственных, а сосиски подают в любом ресторане.

 

Одно-двухэтажный городок Свакопмунд своей чистотой производит впечатление немецкого, да так оно и есть. Рестораны, магазины абсолютно европейские. Но просторно, не нужно часами искать место для парковки. И никто никуда не торопится.

Название гостиницы одноименное ****. Вполне соответствует звездности. Похожа на   старый вокзал. В номере ожидает бутылочка винца и бильтонг – местная сушеная говядина, очень вкусная. Устрицы на завтрак и стейки удивляют только сначала. К хорошему привыкаешь быстро, и на второй день спрашиваешь йогурт и яичницу глазунью и овсянку. Бывалые туристы местные устрицы поругивают, дескать, мелковаты и не такие вкусные, как французские. Я, конечно, тоже отчасти пижон, но не до такой степени. Мне понравилось. Вообще кормежка превосходная и разнообразная. *****Звездочные гостиницы где-нибудь в Риме отдыхают. Казино при нашей гостинице, как в России закрывать пока не собираются. Я немедленно заглянул, и опустил заведение «Русалка» на 800 набибийских долларов в рулетку в первый вечер. Знаю куда ставить. ( На черное и нечет, тогда верняк). На выигранные деньги утром приобрел две пары ботинок из кожи котиков. Ногу облегает, как лайковая перчатка. Есть в ассортименте еще кошельки и обувь из страуса. Ужин с улитками в масле, превосходной «Кинг фиш», салат баром и сухим вином обходится в 20-25 американских долларов. Это не московские рестораны.

 

Рыбалка в океане происходит для меня в обычном режиме. Качку не переношу, но рыбалку не пропускаю никогда. Однажды провел в Индийском океане 6 месяцев кряду. Пока судно идет, оно держится винтами за воду. Как только ложится в дрейф – начинается качка. Таблетки от укачивания помогают, но не очень. А когда становится плохо, просто ложусь на палубу. Но в ключевые моменты поднимаюсь и ловлю самую большую акулу, что и продемонстрировал. Здесь водятся сомики с шипом. Рыбка съедобная, но шипом протыкает насквозь ладонь. Клюют они постоянно, но добычу снимает чернокожий помощник. Самая вкусная и ценная рыба кабальеро. Ее тоже надергали. Акул же всех метили, фотографировались с ними и отпускали. Скорость нашего катера 76 км в час, два 150-ти сильных мотора, до берега домчались моментально.

 

Вечером того же дня катание на квадроциклах по пустыне. Солнце садится, барханы дают резкие тени. Но достать привезенную акварель некогда. Короткий инструктаж – и вперед. Инструктор виртуозно носится на двух колесах, что совсем непросто. Чуть газанешь, -  и сразу садишься. Кайф! Охотник из Перми Алексей с дочкой на одном аппарате тут же перевернулись, но отделались синяками. Остальные участники тоже быстро обнаглели и стали ездить не гуськом, как было велено, а кругами и змейками по целине, обгоняя друг друга, но возвратилось нас ровно столько, сколько выехало.

 

Утром выезжаем на нескольких внедорожниках на ловлю больших акул с берега. Удочки принято закреплять вертикально на кенгурятнике; покачиваются перед лобовым стеклом. Едем вдоль океана по шоссе; при сворачивании к песчаному берегу включаем передние мосты – у воды песок рыхлый. Приманка – свежая акула. Ее вскрывают и прикалывают в полосе прибоя, чтобы кровила.  Печень впечатывают в песок с той же целью. Акула, которая еще на свободе, чует кровь издалека. Забрасывают спиннинг на сотню метров с наживкой из акульего мяса. Два крючка и грузило с усиками, видимо, чтобы не сносило волной. Удилище вставляется в цилиндр, приваренный к длинному пруту, глубоко воткнутому в песок. Раскидывается тент, накрывается стол с охлажденными напитками и вином. Расставляются раскладные кресла, чтобы не бить понапрасну ноги, а в полной мере наслаждаться и рыбалкой и солнечными ванными. Мою наживку с крючками оторвало сразу. Думаю, такой огромной акулы здесь не видывали никогда. Когда берет, все бросаются наперегонки, чтобы успеть первым. Потом тянут, проклиная слабую физподготовку, минут по 45, по часу. На каждого участника надевается специальный пояс с резиновым цилиндром на причинном месте. В него вставляется спиннинг, чтобы не делать дыру в животе. Упираясь что есть сил, выпрямляешь удилище до вертикального положения и быстро крутишь катушку. Невидимый глазу, но очень мускулистый объект не хочет покидать привычную стихию обитания и активно сопротивляется. При удаче, подтянутый к берегу багрится и вытягивается на берег за хвост. Здоровенная бронзовая акула была 266см в длину и весила 90 кг. Вторая 235 и 70 кг, ее поймал Леша Лысенков («Сам себе режиссер»), оказавшийся в компании на отдыхе. Акул метят и отпускают после того, как все участники сфотографируются, чтобы дома похвастаться уловом. При этом раны нанесенные багром заживают как на собаке. Мы и пасть ей открывали, чтобы полюбоваться зубами, и сидели на ней, и пытались поднять за хвост. Никита Голованов (один из авторов фотографий) тоже уселся верхом, но был сброшен мощным ударом хвоста, и долго кувыркался по песку, ободрав плечо. После всех процедур на суше, оттащенная в воду, немного оклемалась, махнула хвостом, и была такова. Обедали, приготовленной на гриле, вчерашней, собственноручно пойманной рыбой и картофельным салатом со сладким майонезом и овощами. А  время на берегу между поклевками нам скрашивала прелестная маленькая цуриката – вполне дикий зверь, прирученный в семье наших организаторов рыбалки.

 

В 3 часа того же дня примчались на аэродром. Маленький 6-ти местный одномоторный Ягуар. Чернокожий пилот небольшого роста и очень молодой. Это меня насторожило. У меня с высотой отношение натянутое. ( На острове Реюньон из прогулочного вертолета ложками вынимали). А тут специальный фото рейс со снятой дверью для лучшего обзора. Наступил на собственное горло и отправился контролировать фотографов, чтобы сняли все правильно и не выпали из самолета. Летали 3 часа по пустыне. Сначала был в ужасе – винт всего один. Потом привык. Красота. Лунный ландшафт, пустыня красно-желтая, ярко-зеленые пятна растительности, горы, барханы по300м высотой. С них, говорят, катаются на досках. Поселок алмазодобытчиков. Берег скелетов кораблей. Один на мели с 1906 года, другой 1976. Тысячи котиков и птиц. Мотор гудел ровно, и пилот вел себя прилично, но разок все-таки не выдержал и заложил крутой вираж. Я сразу почувствовал разницу. Ничего не сказал, только по плечу похлопал, он все понял и больше так не делал.

 

Сегодня едем к котикам, которых вчера наблюдали с воздуха. А теперь на катере с воды. Пролетели порт, потом специально построенную в 1941 году платформу для птиц. Там сидят пеликаны, бакланы, чайки, а результаты их жизнедеятельности время от времени вывозят для удобрения почвы, которая в пустыне в основном песчаная. Посмотрели устричную ферму. На поверхности видны только плавающие бочки синего цвета, садки, естественно, все под водой. Подплыл белый пеликан и распахнул та-а-а-кую огромную пасть, где стали исчезать, брошенные селедки. А потом  катер стала догонять чайка. Капитан стал свистом ее подзывать, держа в руке рыбку, и рыбка была деликатно проглочена. Затем она отстала, вновь легко догнала катер и снова хватала добычу, под щелканье фотоаппаратов. Так поступили много раз, но ждали более серьезных гостей и они появились. Совершенно дикое животное – морской котик ввалился на площадку между двух подвесных моторов, ему открыли дверку и он вроде бы неуклюжий, тут же запрыгнул на лавку и навалился на меня всем  мокрым немаленьким телом. Давай, корми! Зубы, как у хорошей собаки. Стали давать ему рыбу. Он проглатывает, не жуя, просто роняет в желудок. Потом спрыгнул на палубу и примостился как собака. Хорошо видны маленькие черные коготки на задних ластах – 5 по числу пальцев. И тут ввалилось что-то совсем невообразимое килограмм за 100! И тоже полез на скамейку. И опять все гладили его и кормили, и никто не был укушен, а сфотографировались все. Но самой большой проблемой, оказалось, выгнать гостей обратно в воду. Ни на какие приманки они не шли. Рыбки, положенные к борту ловко проглатывались, но из катера оба зверя уходить не хотели. Они беззлобно лаяли, когда их шлепали тряпкой, - абсолютно по собачьи. Моя борзая Дуня тоже предпочитает диван красного дерева, не любит закрытых дверей, и когда прогоняют с дивана, тоже огрызается. В конце концов, к общему сожалению, выпроводить удалось, и мы отправились обратно.

 

Отдельного упоминания стоят намибийские больницы. Впрочем, мне посчастливилось побывать только в одной. Внимательный и опытный врач мне сразу понравился – у него была хорошая теннисная фамилия A.Currie. Он не стал огульно ставить диагноз, а сначала осмотрел и отправил в стационар, где мне сделали все анализы, прокапали, прокололи, сделали рентген, надавали впрок всевозможных таблеток и отпустили в дальнейшее путешествие по стране, но, по возможности, в лежачем положении. Провел 3 ночи, и не секунды не пожалел. Больница, конечно, но приключение.

 

И очень вкусно кормили. Помню, чем питался в Склифе, куда угодил по скорой несколько лет назад. Что приносят в феодосийской больнице просто страшно вспоминать. Таких крыс, которые бегали в ожоговом центре хирургии одного из московских институтов, наряду с мышами и тараканами, не встречал более нигде. А тут вдали от родины в Африке стерильная чистота. Все горячее, под крышечкой. Яичница с беконом, овсянка, хлеб с маслом и джемом, йогурт, сок и чай-кофе. Солонка и перечница тут же. Это завтрак. Ланч состоял из молочного крем-супа, тушеной баранины с зеленым горошком, тыквой и рисом. На десерт воздушный бисквит, залитый заварным кремом. Через короткое время чай-кофе с печеньем. Не успел отдышаться – ужин – говяжий язык с картофельным салатом с майонезом (видимо, популярен в этих немецких краях), мелко натертой морковью с кусочками ананаса на салатном листе с апельсиновым соком. Каково?! И порции совсем не детские. Жалко лететь долго от Москвы, а то бы всем порекомендовал: город Свакопмунд Cottage private hospital. Отъесться и отлежаться с комфортом. А если друзья принесут адаптер, и ноутбук под рукой, - все увиденное описать.

 

Далее путь лежал на северо-восток страны в национальный парк Этоша. По дороге заночевали в лодже Матунда. Нас встретили симпатичные хозяева Патришия, Майк и  риджбек Менди. Последняя была очень ласкова, но хозяин заметил, что если кто-нибудь протянет руку к кобуре от его беретты, то все изменится. Места  здесь пустынные, и все при оружии. Мы ничего такого и не трогали, за что получили вкусный ужин с мясом орикса с бананом и вином. А на завтрак ели собственную сырокопченую вырезку из антилопы, салями из куду, а  варенье из своего кактуса и апельсина намазывали на свежеиспеченный хлеб. Рядом стоял сепаратор, и мычали коровы, что наводило на мысли о том, что и молочные продукты тоже не из магазина. Жилье очень уютное, со всеми удобствами, жалко только ночь провели. Но ничего экзотического к водопою не вышло.

 

В Этоше, судя по буклету, водятся все животные вообще, какие есть на белом свете, кроме, допустим, пингвинов. Но увидеть их можно только у водопоя. Как назло пару дней подряд шли дожди, поэтому утолить жажду, зверь может у любой лужи. Нам приходилось мотаться на большие расстояния, в надежде кого-нибудь встретить. Вставать нужно очень рано. Мы дождались слона, переходящего дорогу с огромным мужским достоинством. Мы насмотрелись на группу жирафов. Неисчислимые стада спрингбоков – очень изящных антилоп, и затейливо окрашенных. Осторожные гну, сразу бросающиеся прочь, огромные иланды, маленькие выразительные земляные белки, живущие в норах, одинокая птица-секретарь, и важные страусы – все это нужно отлавливать объективом фотоаппарата, но, при этом, не выходить из машины. Конечно, мы выходили. И на крышу залезали, и ложились на землю, и отходили в сторону. Кончилось тем, что нас поймали, отвезли в офис, и хотели сильно оштрафовать, но мы отделались (спасибо Боре Каськову, с его красноречием) только устным замечанием и записью в ежедневный пропуск в заповедник.

 

Проживали мы в лодже Науа-Науа, примерно в 50-ти километрах от Этоши, куда ежедневно ездили, чем свет за шедевральными снимками. После 10-ти километров  красной каменистой дороги, вдруг вырастает роскошный городок, крытый традиционной в этих местах соломкой. Островерхие крыши, бассейн, беседки, ледяное намибийское пиво, огромная кровать под балдахином, и великолепный вид из окна. Хозяйка, говорящая басом, водит свой самолет АН-2, имеет мотоцикл Урал дома в Германии, и пишет книги по кулинарии и авиации, но живет здесь. Это и понятно. Здесь хочется остаться навсегда. Климат потрясающий, воздух чистый, солнце светит, тепло. Что еще нужно?

 

Вечером повезли смотреть на кормежку гепардов. Эта кошка с собачьими ногами на человека не нападает. К месту кормления – это коряга с привязанными на проволоке четырьмя кусками мяса – примчались 4 крупные худые кошки, и принялись глодать добычу. На людей с фотокамерами внимания не обращали. Ну, может, пару раз рыкнули.

Бегают они на 5-ти гектарах земли. Если запустить к ним копытных, уничтожат моментально. Гепарду каждый день нужен свежачок, он не станет, как лев доедать добычу по нескольку дней. Местные фермеры диких не жалуют, они задирают телят. Но эти четверо под присмотром.

 

После зрелища «кровавой расправы» над порционным оленем, поднимаемся на древнем  лэндровере на гору в беседку наблюдать закат. Охлажденное шампанское и стаканчики тут же. Сверкает молния, где-то далеко идет дождь. Мы спускаемся к ужину. На решетке уже шипят котлетки из бородавочника, шашлык из импалы и куду с кусочками лука и перца, колбаски тоже из дичи, и даже кусочки банальной курицы, к которой, естественно, никто не прикоснулся (дома навалом). Дичь, как положено, жестковата, но ароматна и вкусна. А на десерт блинчик с мороженым и клубничным вареньем. Пришлось съесть целых три! Вот вы мирно ужинаете, рядом сидят туристы из Канады и Германии, а внизу метрах в 40-ка ужинают и выпивают различные антилопы и страусы, специально подсвеченные прожектором. Иногда раздается стук рогов, но в легкую, не криминальный. Прихваченная из дома фляжечка  Laphroaig и сигара возносят на высшую ступеньку счастья. Но особенно рассиживаться нельзя, -  вставать следует затемно, если хочешь что-нибудь успеть.


О проекте|Реклама на сайте|Обратная связь