Международное автомобильно-зоологическое путешествие с кулинарным уклоном.

В Коктебель я выехал заранее, за 3 дня, чтобы успеть к первому августа, - день, когда обещал приготовить быка на вертеле, в память моего ушедшего в начале лета товарища Стасика. Еды никакой не брал, только термос с чаем, потому что по трассе полно всяких заведений. (Как выяснилось, напрасно).

 

Считается, что уазик машина неприхотливая, простая, обслуживается где угодно, равнодушная к качеству бензина. Все верно, но очень относительно. Дешевизна 80-го бензина компенсируется аппетитом двигателя. Надежность отсутствует, как факт. Удивительно, что наша армия собирается воевать на такой технике. Я купил этот грузопассажирский агрегат новым в салоне 8 лет назад, и сразу начал ремонтировать, протягивать, менять, чтобы можно было на нем передвигаться. Вложился. Поехал. Меня с собакой Дуней хорошо помнят на станциях по ремонту под Харьковом, в Новомосковске, Запорожье, Старом Крыму, Истре. Я крутил гайки в чистом поле, не доезжая Курска и за Джанкоем. Да и в центре Москвы тоже приходилось куковать с запавшей иглой карбюратора. Поэтому в этот раз перед отъездом поставил машину в специализированную станцию в городе Королеве, чтобы не иметь проблем в дороге. Заплатил кучу денег, набил машину вещами, запихнул большую клетку с двумя котами (одним черно-белым дворником, а другим канадским сфинксом – лысым, как колено и вечно голодным существом). Наконец, постелил матрас и положил любимую старушку борзую Дуню, и тронулся. Рассчитывал доехать, не торопясь с одной ночевкой.

 

Однако за Белгородом отказал генератор, свет очей стал меркнуть, а на заправке вообще машина погасла, и из-под капота посыпались искры. Едва успел сдернуть клемму с аккумулятора, чтобы не сгорели заживо мои звери. Злой, как фольклорная собака, ночевал на заправке. Не на всех еще пока есть магазинчики. Съел тульский пряник, запил остывшим чаем из термоса. Спал на заднем сиденье вместе с крупной борзой собакой, что не слишком удобно. Вдобавок достали комары. Голодные коты перестали орать и притихли. Утром заправщик привез отца электрика. Обнаружили сдохший генератор и сплавившиеся в один жгут все провода. Весь день Федотыч пытался вдохнуть жизнь в генератор и распутывал провода. К вечеру генератор купили новый, намотали изоляцию, и мы поехали. Довольно быстро, хотя и дорого пересекли границу. Успел даже протащить на веревке питерский джип километров 10 до Краснограда. Нашел гостиницу, напоил очумевших Муню, Кошака и Дуню, и отправился в ресторан, где нашел холодное пиво, мясную солянку и свиную поджарку вполне приличного качества. Покурил трубку и рано лег спать.

 

Часов в 6 вскочил и помчался. Километров 200 все было в порядке. В местечке Перещепино серьезно застучал двигатель. За ремонт браться никто не хотел. Парень, торговавший арбузами из багажника сааба, полез в мотор и обнаружил, что все шпильки, которыми крепится карбюратор, лежат внутри него открученные. Чтобы их извлечь пришлось купить пинцет для выщипывания бровей рядом на рынке. На одной из шпилек не было гайки. Стало ясно, что она залетела в цилиндр. Трудно придумать что-нибудь кошмарнее в дороге на третий день с голодным зоопарком в машине с брезентовым верхом.

 

Но нашлись друзья, которые не дали нам пропасть. Саша Баранов из Днепропетровска, которого я поднял, чем свет с кровати, не послал меня в разные места, а наоборот предложил добраться к нему в Хащевое (у него там свой гостиничный комплекс), где найдутся механики. Тащить меня проезжающие мимо отказались. Двигатель, хоть и стучал, как отбойный молоток, но работал. Потихоньку добрался самостоятельно. Мне дали большой номер. Я выпустил котов и поставил им лоток. Измученная Дуня поела своего корма. А я получил борща без свеклы – летний называется. Огромную порцию мяса по-французски (так в этих краях именуют свиную отбивную с картошкой и луком запеченную под тертым сыром). И целое море настоящего боржома. Здесь в Украине, в отсутствие господина Онищенко, боржом продается на каждом шагу, и никто еще не отравился.

 

Тем временем другой мой товарищ Олег Никишин рванул меня выручать из самого Коктебеля, а это 500 километров. На своем корейском внедорожнике он долетел за 5 с половиной часов. Приехал и Баранов. Посидели. Рано утром перегрузили все добро к Олегу в машину и поехали. Около 11-ти утра были уже на месте. К быку успел. Правда, его уже без меня замариновали, и костер развели, но к нанизыванию, привязыванию, поливанию пивом, при вращении, и отрезанию готовых кусков руку приложил.

 

Через неделю сел в поезд и поехал в Днепропетровск за машиной. Отремонтировали головку блока, где злополучная гайка наломала дров. Заменили треснувший стартер (вроде недавно менял), заменили реле поворота. Перед отъездом Саша показал огромный город, сыграл со мной партию в теннис, отвез в антикварный – там я всегда покупаю советский фарфор, накормил и напоил боржомом. Помчался. Ну, уж сейчас, думаю, все работает. Фигушки. Сначала машина стала греться. Приноровился. А под Старым Крымом в полной темноте на скорости 120 км/час внезапно погас свет. Остановиться удалось лишь на обочине. Последние 10 км. полз с аварийной мигалкой. Разбудил еще одного своего товарища Ваню-Грека – так его величают по национальной принадлежности. Иван Савельевич Таназлы сказал, что генератор, который я приобрел в Белгороде, накрылся медным тазом и сгорел переключатель света. На самом деле сказал он по другому, а я добавил. Помянул всех механиков из города Королева, что не закрепили карбюратор, изготовителей нового генератора, у которого, не проехав 800 километров, отвалилась контактная группа, производителей этой военной техники из города Ульяновска, словом, всех, кого вспомнил. Ваня накрутил проводов напрямую, и я, наконец, добрался до дома. А на следующий день вернулся, и всем миром присобачивали целый день этот переключатель от другой машины, поскольку родных не продают.

 

Так друзья из разных народов помогали проехать 1500 тысячи километров из одного государства, в другое. Спасибо вам ребята.

 

Кулинарная составляющая путешествия заключается в том, что его участники мало ели (некоторых не кормили совсем) и много нервничали, в результате чего слегка похудели и прибыли поджарыми. Зато по приезде Алла Басаргина угостила тортом под названием «Лужа».

 

Рецепт простой. Выпекаете большой корж из любого теста. Мне понравилось слоеное, а кому-то бисквитное или песочное. Слегка тушите нарезанные яблоки и груши и укладываете на корж. Затем персики, малину, клубнику, - что есть. А сверху заливаете заварным кремом, посыпаете крошками теста, тертым шоколадом, или украшаете вишенками – дело вашего вкуса. Хорошо бы постоять в холодильнике пропитаться. А лужей называют, видимо, потому, что торт жидкий сверху и отрезать кусок с ровными краями не удается. И не надо. Попробуйте, это вкусно.

 

На этой мажорной ноте можно было бы и закончить рассказ. Но машина – живой организм. Она живет своей жизнью, неподвластной вмешательству извне в виде ремонта различных агрегатов. Тот москвичевский переключатель ближнего-дальнего света работает до сих пор. Но с этим автомобилем не следует расслабляться ни на секунду. Совершенно неизвестно, что произойдет в следующее мгновение. Абсолютно женский характер при мужественном мужском облике.

 

Обрадовавшись редкой передышке в ремонте, мы с друзьями отправились на мыс Капсель под Судаком. Там почему-то была теплая вода, притом что в Коктебеле опустилась до +11, что, согласитесь, к купанию не располагает. Я лихо подлетел к обрыву и резко затормозил. Лихач, знаете ли. Ну, поплавали, поныряли и собрались обратно. Дорога идет по серпантину. Красиво. Осень. Солнечно. Едем, едем, вдруг проваливается тормозная педаль. Опыта мне не занимать. Подо мною и горели, и сгорали машины дотла, так что я и не испугался. А тормоза, как известно, хорошему водителю ни к чему, и придумали их трусы. Остановился, течет из суппорта переднего левого колеса. Добрались до станции к Витьке рыжему. Лопнула тормозная трубка. Поехал в Феодосию за новой. Купил, как водится, две сразу, в запас. Привез – короткие оказались – не подходят. Поехал снова. Ручником притормаживаю, скоростями, нормально, двигаться можно. Купил другие, длинные. Они подошли. Но обе сразу потекли. Стали развальцовывать отверстие шариком – течет все равно. Тогда один из механиков Миша изготовил специальную вальцовку из двух резцов. Он их сначала сварил, затем просверлил отверстие посередине для трубки и два других для стягивания  болтами. Затем сварку снял «болгаркой» и получилось отличное приспособление для приведения в порядок новых, купленных в магазине тормозных трубок. На нем были вновь развальцованы края и тормоза заработали. Опять радость. Кстати вспомнил о недавнем торможении на краю пропасти. Без малогого не навернулись прямо на пляж.

 

Тут сестра Лена попросила отвезти в Старый Крым. Там, дескать, такой секонд хэнд – вещи лучше новых. Полетели. Пахнет резиной. Тормознул на обочине. Порвался ремень генератора. Он у меня всегда в запасе есть. Но размеры его таковы, что посадить на место стоит титанических усилий. Один лежит на земле и натягивает  отверткой, другой – крутит «кривой стартер» сверху. Помог мальчик Боря. Я, конечно, обжегся, но ремень все-таки поставил.

 

Затем дела позвали ненадолго в Москву. Поехал на поезде. На границе бдительный пограничник отобрал регистрацию на въезд на машине и сказал, что у меня будут проблемы, при возвращении, но оставить бумажку не захотел. В Москве удалось купить новые трещотки к переднему мосту, новый кожух взамен прогнившего и высыпавшего на дорогу в районе переключения скоростей в салоне. Защитные резинки. И шланг высокого давления для гидроусилителя руля. Все эти причиндалы привез в Крым, а Ваня-Грек прикрутил.

 

В салоне стал ощущаться запах выхлопных газов. Нужно было найти прореху и заварить. С этим справился Виталик. А протянуть головку блока после ремонта и отрегулировать клапана взялся моторист Виктор. Третий клапан никак не хотел регулироваться и жутко стучал. Победили и его. Можно было возвращаться в Москву. Дуня не хотела, ей больше нравится в саду, тем более что осенью спала жара. Но я настоял.

 

Выехали мы поздно, в час дня. Кошек дочка Мариэтта увезла три недели назад на поезде. Вдвоем на многократно отремонтированной машине, думаю, долетим мигом. Погода стояла отличная. Солнце, голубое небо, не жарко. Тронулись. По Крыму прошли без проблем. Потом начались рефрижераторы в каком-то невероятном количестве. А к Мелитополю обнаружил, что мой любимый генератор не дает зарядки опять. На трассе много ремонтных точек, но отыскать электрика всегда непросто. Почему-то электрики везде в дефиците. Мне повезло. Симпатичный парень заглянул под капот и очень удивился. Как странно у вас расположен генератор, говорит. Потом взялся за него рукой и удивился еще больше – производитель электричества развалился на две части. Три крепежных винта срубило, а четвертый чудом держался. Якорь следовало паять. Нижняя опора отсутствовала тоже. Такие вот небанальные загадки ставит перед нами, нет, не жизнь, а родная промышленность. Через два часа агрегат был собран значительно лучше нового всего за 50 гривен. Хорошо ремонтироваться в Украине, но туда еще нужно добраться.

 

Переночевать пришлось опять в Хащевом. Саша Баранов весело смеялся и говорил, что Днепропетровская область является камнем преткновения для всей нашей семьи. (За  неделю до этого племянник Слава на своем роскошном Audi Q7 неподалеку от этого места поймал острый камушек и пробил радиатор охлаждения коробки скоростей). Утром  в 7 мы опять тронулись и к вечеру в 9часов 30 минут подъехали к Москве без поломок!!! Человеку способному на автомобиле УАЗ преодолеть за день 1000 километров, я бы ставил памятник при жизни на родине героя, где-то в районе Арбата. 

 

P.S. А проблемы на границе с регистрацией машины были решены старым казацким способом к удовольствию обеих сторон. И таможня сразу дала добро, и та, и эта. Все-таки мы недавно были одним государством.

 

P.P.S. Мне часто говорят друзья : «Зачем ты ездишь на этой …….(непечатное)?». Отвечаю: «Это ЛЮБОВЬ».


О проекте|Реклама на сайте|Обратная связь