Маленькие хитрости

Как много хорошего пришло к нам с Востока. Ну, во первых, Солнце. Оно там поднимается, освещает землю и, постепенно, разгоняя тьму, доходит до наших пределов. И страна, первая встречающая это природное явление, так и называется – Страна Восходящего Солнца.

 

Япония подарила миру столько всего необыкновенного. Пример великого трудолюбия, и, как следствие, – изобилия. Разнообразные боевые искусства. Японское автомобилестроение вытеснило уже, кажется, американские машины и подбирается к европейским. О красоте и смирении японских женщин, ходят легенды. Литература и кинематография тоже на высоте. Ухитряются рис выращивать на экспорт, при отсутствии земельных угодий. Ну, просто, молодцы! Никогда я там не был, но всегда хотелось. И, надеюсь, когда-нибудь занесет. Тогда, наконец, удастся почувствовать разницу между московской японской кухней и японской японской. Говорят, она есть. Наверняка. Но, то, что мы имеем в нашей столице, мне очень нравится. Вот ел бы и ел. Как впервые в Нью-Йорке почти двадцать лет назад попробовал впервые сырой рыбки в суси-баре, так и влюбился. С тех пор в Москве пооткрывалось столько заведений с японской кухней, что не осталось места для овощных магазинов, булочных и парикмахерских. Зато многие, не скажу все, наловчились орудовать палочками. Польза очевидная. Сырая рыба несет в себе полезный холестерин. В морских водорослях содержится иод для поддержания щитовидной железы. Отварной рис вбирает в себя отложения солей и улучшает состояние суставов и вообще всего скелета. (Во всяком случае, хочется в это верить). Пища, попадающая в организм посредством дерева, а не бездушного металла приобретает тоже какие-то волшебные свойства. А то, как это божественно вкусно, в подтверждении не нуждается.

 

Может надоесть что угодно, только не рисовые колобки с ломтиком сырой рыбы, моллюска, или краба. А когда правильно разводишь в соевом соусе зеленый японский хренок – васаби (помните, как его виртуозно поглощал при помощи указательного пальца Жан Рено в одноименном фильме?), так чтобы перехватывало дыхание, когда впитавший состав объект отправляется в рот. А как чудесно похрустывает оболочка из нори – листа прессованной водоросли, внутри которой рисово - семужье наполнение. Или – венец творения – калифорнийский ролл весь обсыпанный снаружи меленькой красной икрой летучей рыбы, а внутри несущий кусочек крабового мяса и авокадо. Берешь железной, от многолетней тренировки, кистью правой руки палочки и дозировано прихватываешь, чтобы не разломился пополам, скажем, рисовый колобок с примотанной к нему полоской нори очищенной креветкой, окунаешь в пламенный состав в своей персональной плошечке, и глотаешь, деликатно вынув перстами, хитиновый кончик хвоста. Тут, как с поеданием раков, весь организм охватывает волнение и наступает момент Счастья. Здесь же мисо суп из соевого творога или сыра для смягчения ощущений, и, вообще, супчик есть надо. Никогда я не беру в таких местах ничего мясного, да и рыбного, подвергнутого тепловой обработке. Только сырые рыбные и нерыбные продукты моря. Есть еда порционная, заказная, а есть коварный кайтен – конвейер, по которому мимо тебя, бесконечным потоком движется, практически все, что можно заказать, но по фиксированной, и очень демократичной цене. Коварство, как раз в этом и заключается. Человеческая слабость не позволяет проехать мимо, предпочитаемому тобой блюда. Хватательный обезьяний инстинкт срабатывает, даже, когда ты уже сыт. (Вот прямое подтверждение теории Дарвина). Вдобавок, если ты голоден, и, не дай Бог, прибыл в компании друзей, - беда тому, кто располагается позже тебя по ходу конвейера. Однажды мы втроем, (а одним из нас был весьма прожорливый молодой хлопчик Данила Ястребенецкий) в течение минут 40-ка продержали голодными всех, кто сидел позади нас. Я всегда считаю тарелочки, которые опустошил лично. Число их, порой, приближается к 30-ти! Встать из-за такого стола, с рекомендуемым специалистами диетологами  «легким чувством голода» не удается никогда. Вдобавок, после острого соуса тебе обеспечена беготня всю ночь за питьем холодной, лучше газированной воды из холодильника. И, возможно, больное горло поутру. Это предупреждение об опасности.

 

А маленькие хитрости заключаются вот в чем. Повара суситы (хочется сказать сушисты, но правильно именно суси и сасими, а не суши-сашими, хотя все говорят именно так) гонят однообразную, не самую вкусную еду. Наблюдая за тобой из центра овальной выгородки, по торцу которой, собственно, все и движется, они набьют тебя рисом до отказа, а потом, когда ты уже плохо шевелишься, поставят что-нибудь изысканное. Например, морского гребешка, лакедру, спайси, или икряной ролл. И тут уже много вкуснятины в тебя не войдет. А, между тем, она – вкуснятина – значится в меню, и ее можно потребовать. Ну, не потребовать, а вежливо попросить. Дескать, положи что-нибудь хорошее, а то все едет жирный копченый угорь, а семга давно не проплывала. И не было еще случая, чтобы тебе тут же не запустили дефицита. Но напоминать обязательно следует, иначе желудок будет полным, а удовольствие нет. При этом совсем необязательно наливаться пивом. Вполне уместен небольшой чайник зеленого жасминового или вишневого чая.

 

Следуя моим рекомендациям тебе, любезный читатель, вполне под силу разорить любую японскую харчевню. Я, во всяком случае, всегда это декларирую при входе: «Пришел вас объесть». И честно стараюсь достигнуть искомого результата. Но пока почему-то никто не разорился, скорее наоборот. Все у них просчитано…

 

Правда, до сих пор на свете можно обнаружить места, не охваченные японской культурой. Например, Коктебель, (если не считать волошинскую акварель). Нет пока там  ничего подобного. Зато еще попадается  черноморская рыба. И приходится самостоятельно варить специальный рис, вводить специальный рисовый уксус, лепить колобки, выкладывать на маленькую циновку нори, рыбную начинку, и сворачивать длинный цилиндр, из которого потом нарезаются небольшие роллы. Рыба покупается на феодосийском рынке. Идеально подходит для этих целей крупная черноморская камбала калкан. Отлично получаются две сусины из азовского бычка. Нужно только ловко срезать два пласта мякоти вдоль хребта, - и готово. Однажды с товарищем одолели огромного толстолобика, вообще-то рыбу не из моря, а из пруда, и пахнущую тиной. (Но с васаби проскакивает что угодно). И кефаль, и божественная барабулька, и ставридка в разное время становились объектами палочного употребления. Естественно, все необходимое привозится из Москвы: васаби, джинджер, нори, рис, соевый соус, даже палочки. Последние можно выстрогать на месте, но фирменными все-таки удобнее. Сам процесс легко подглядывается у профессионалов в любом суси баре.

 

Напоследок, поведаю поучительную историю, связанную с вышесказанным. Летний вечер в Коктебеле. Жду гостей. Целый день нарезал ровными ломтиками рыбу и укладывал поверх риса. Кладу последний кусочек на огромное блюдо, и тут звонит телефон. Ухожу из кухни минут на 10, возвращаюсь, и чувствую, что что-то изменилось. На всех 50-ти рисовых колобках отсутствует рыба! Ни одного кусочка! И тут я увидел кошку. Она сразу поняла по моим глазам – конец - и к дверям. Но я был проворнее, и захлопнул дверь. В правой руке возник веник. Как любитель животных и художник-анималист, не могу описать произошедшее позднее, но кошка осталась жива. Все-таки своя, не чужая….

 

Мораль: не оставляйте кошку в одной комнате со свежей рыбой, если не хотите, чтобы она исчезла.


О проекте|Реклама на сайте|Обратная связь