Калининград

Что такое для меня охота? Это возможность побыть на свежем воздухе с друзьями, попить водки на капоте уазика. Увидеть не обрыдлые городские вертикали, а горизонтали далеких лесов и полей. Потрогать березовую веточку или еловую, что ли шишку рукой. Это долгие сборы в дорогу на машине, а иногда и к полету. В этот раз зимняя охота совпала с рыбалкой. Мерзнуть не любит никто, а я в особенности. Однажды в студенческие годы отправился на зимнюю рыбалку в Шатуру в резиновых сапогах – больше сорока лет не могу отогреть пальцы ног. Поэтому прибавилась покупка безумно дорогих каких-то канадских бахил держащих ногу в тепле при температуре –100 градусов (не запомнил только, по Цельсию или Фаренгейту). И волшебных отводящих стужу носков. Остальное обещали выдать на месте. Собрались вчетвером и полетели.

 

Принимал компанию  наш друг генерал, со всем, что отсюда вытекает. Нас вкусно накормили в хорошем месте. При этом добавился местный специалитет – копченый угорь, который водится здесь в изобилии. Только летом в свежем, а зимой – в копченом виде. Жир из угря прямо таки льется, но мы знаем, что он правильный. (Что в нем полиненасыщенная жирная кислота омега 3,котрая снижает риск сердечно-сосудистых заболеваний и продлевает человеческую жизнь. Например, у европейцев).

 

Затем нас очень комфортно поселили на чудесной базе отдыха, я в таких и не живал никогда. Коттедж с сауной, бильярдом, камином и столовой о трех этажах. Утром одели в теплое, и мы вышли на лед залива. Издалека с ревом подъехала диковинная машина на воздушной подушке с двумя огромными винтами, приводимыми в движение двумя же жигулевскими движками. Погрузились и помчались. Торосы, полыньи, сугробы она преодолевает легко. Она только неважно управляется. Может вдруг поехать боком, но потом водитель выравнивает. Говорит, что она разгоняется до 120 км/час, но мы не превышали 60. На этом судне ежегодно спасают не один десяток рыбаков, отколовшихся на льдине. Много таких потенциальных промелькнуло, пока мы добирались до места. Чем эта точка отличалась от другой, никто не понял, но мотор заглушили, вылезли на лед и тут же поставили стол, расставили вокруг стулья, появилась выпивка и закуска. Ярко светило солнце, волшебные бахилы грели ноги снаружи, водка – изнутри. Все складывалось замечательно, только окунь брал вяло, и был некрупный. На обратном пути мне дали немного порулить, это действительно непросто. Затем в магазине закупили разного рыбного филе, маслин и помидоров, а коктебельские каперсы я предусмотрительно захватил из дома. На базе сварил свою фирменную солянку, и она, как обычно удалась. А генерал приготовил креветки. Я обычно давлю чеснок и обжариваю его в оливковом масле, затем выбрасываю, а потом уже заряжаю креветок. А тут креветки потомились в жирных сливках и оказались очень вкусными. Главное не передержать, чтобы белок не превратился в жесткий ластик. 

 

На следующий день – охота. Опять утеплились и час с лишним добирались до места на машинах. Дороги, построены еще немцами. По обочинам длинные аллеи из старых деревьев, украшенных кольцами белой краски и катафотами. Здесь их называют «последние солдаты вермахта», потому что многие автомобилисты об них разбиваются. Такой вот черный юмор.

 

Местные охотники встретили радушно. В просторном прицепе раскинули всякую всячину. Горячая картошка, отварные яйца, своя жареная оленья колбаса и окорок из дикого кабана, свои помидоры и огурчики. А затем все как положено. Загонщики, номера, ожидание. Я стоял в тишине под деревом, где-то далеко покрикивали загонщики, и все вокруг было покрыто следами диких животных. Чирикали птички, и мягко падал снег. Я твердо решил, что стрелять не буду. Во-первых,  жалко, да и анималисту не пристало. Никто на первом загоне и не выбежал. А потом началась далекая стрельба. Я увидел несколько диких коз промелькнувших между деревьев, но руки кровью не обагрил. Зато ел охотно шурпу и пил водку на заимке за большим столом под навесом. Взяли и кабана и козу. А еще нас в голодную Москву снабдили перепелками, копчеными угрями и твердой сырокопченой колбасой из лося. Мясо поделили, как положено между всеми участниками. Теперь в морозилке дремлет, ожидая своего часа, кабанья нога. Козью ногу я сначала ночь отмачивал в холодной воде, затем нашпиговал чесноком и запек в духовке сначала на сильном, а потом слабом огне, как обычную баранью. Кстати и козу, и кабана, и зайца можно нарубить на некрупные куски, обжарить на сильном огне, потом положить в латку и тушить с луком и морковью до мягкости. (С белым сухим вином тоже неплохо). Затем добавить сметаны, а сверху набросать картошки. Собственно так же мы все поступаем с говядиной, только дикое мясо всегда жестче, но зато ароматнее.

 

P.S. А пальцы ног все равно к вечеру начинают мерзнуть даже в хваленой канадской обуви. То ли я такой, то ли бахилы не заточены под наши морозы.


О проекте|Реклама на сайте|Обратная связь